Var3 zamena

Физиков из ЕС и Великобритании пригласили в Дубну и в Петербург

Время на чтение 3 мин.

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ
Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ

Россия пригласила ведущих мировых ученых присоединиться к научным проектам в Дубне и Санкт-Петербурге. С таким предложением к специалистам по квантовой физике из Великобритании и ЕС обратился замминистра образования и науки РФ Григорий Трубников на Первой совместной конференции по квантовым технологиям в Лондоне.

Российские чиновники ожидают появления совместных программ поддержки квантовых исследований уже в текущем году. Российские ученые считают, что страна располагает научными и финансовыми ресурсами для «попытки вскочить в поезд, идущий уже 20 лет».

Российский квантовый центр (РКЦ) 7 апреля провел в Лондоне первую совместную конференцию «Quantum Workshop: Евросоюз — Россия — Великобритания». Ученые и чиновники, представляющие три заинтересованные стороны, обсудили механизмы и источники финансирования совместной работы: «Ученые должны сами быть политиками. Если мы это не сделаем, то никто не сделает»,— пояснил председатель исполнительного комитета РКЦ Юджин Ползик.

«Конечно, мы отстаем в квантовых исследованиях, но последние годы началось заметное оживление»,— рассказал “Ъ” Валерий Рязанов из Института физики твердого тела РАН. Исследования ведутся по двум большим направлениям. Первое — квантовые телекоммуникации, исключающие возможность несанкционированного доступа к информации: «Этим занимаются несколько научных групп в МГУ, в Российском квантовом центре, в Санкт-Петербурге — университет ИТМО,— говорит господин Рязанов.— А ученые в Казани совместно с ИТМО, а также ученые РКЦ уже разрабатывают практические системы таких телекоммуникаций, в частности, для банков». Второе направление — разработка квантовых компьютеров. «Я возглавляю первый российский проект по квантовому компьютингу, и мы собрали все, что можно собрать в России»,— говорит Валерий Рязанов. Он перечисляет ученых, которые занимаются этим направлением: «Физик Алексей Устинов работает в Германии, но в 2010 году он получил мегагрант на создание лаборатории в МИСиС. Олег Астафьев занимался созданием кубитов в Японии, с пионерами этого направления — а сейчас он в рамках программы “5-топ-100” организовал лабораторию в Физтехе. В Новосибирском техническом университете работает группа Евгения Ильичева. А еще есть группы в Институте физики твердого тела, росатомовском ВНИИА имени Духова».

Глава проекта РКЦ по квантовой криптографии Юрий Курочкин рассказал на конференции в Лондоне, что именно приглашение от центра удержало его от того, чтобы покинуть Россию: «Нам удалось создать такие условия работы, что ученые из других стран едут к нам, и мы вместе ищем решения задач». Опытом международной логистики поделился профессор физики в Саутгемптоне и Сколково Павлос Лагудакис, занимающийся исследованиями в области гибридной фотоники: «Мы одновременно использовали две уникальные лаборатории, лично я ездил из Великобритании в Россию практически каждую неделю». «Создавать одновременно две лаборатории с одинаковой инфраструктурой крайне неэффективно, поэтому и нужны такие встречи, чтобы обсудить, как выгоднее использовать имеющиеся ресурсы и инвестировать в новые проекты»,— поддержал его господин Трубников и пригласил европейских коллег присоединиться к проектам Центра высоких технологий ФГУП НИИПА в подмосковной Дубне и к исследованиям в научных институтах Петербурга.

«На словах это все красиво звучит, но на практике не всегда работает», — пожаловался профессор канадского Университета Калгари Александр Львовский: по его мнению, российское законодательство в ряде случаев тормозит совместные научные исследования

По его словам, тематика совместных научных проектов и структура их финансирования сначала проходит процесс утверждения в своих странах, «а затем мы вынуждены проходить ту же процедуру отчетности в России заново», и нет гарантии, что уже утвержденный проект получит одобрение. «Может ли министерство снизить бюрократическую нагрузку?» — спросил физик господина Трубникова. «Это непросто,— признал тот в беседе с “Ъ”.— Какие-то вещи можно сделать, немного изменив регламент, а какие-то требуют изменений в законодательство. Но мы готовы подстраивать систему, чтобы она работала и давала результаты».

По словам гендиректора РКЦ Руслана Юнусова, новые совместные программы с участием РФ, ЕС и Великобритании могут быть запущены уже в текущем году. «Но денег на все не хватит, нужно определяться с приоритетами»,— предупредил он “Ъ”. Григорий Трубников рассказал коллегам об утвержденной указом Владимира Путина Стратегии научно-технологического развития РФ, которая предусматривает создание в 2017–2019 годах «финансовых и законодательных механизмов» для «гармонизации научной среды», и о программе Агентства стратегических инициатив «Национальная технологическая инициатива», на которую из бюджета в 2016 году направлено 8 млрд руб. Представители Еврокомиссии, со своей стороны, сообщили о запуске программы «Квантовый флагман» с объемом финансирования $1,1 млрд. «Мы не претендуем на деньги Великобритании или Евросоюза,— заверил “Ъ” господин Юнусов.— Речь идет о том, чтобы западные страны финансировали своих ученых, а Россия — своих, когда они занимаются совместными исследованиями». Страны будут финансировать проекты в равных долях, пояснил господин Юнусов: «Если запустятся совместные программы, нам бы хотелось верить, что (по объему финансирования.— “Ъ”) мы подтянемся вверх, а не они вниз. Но это сложный вопрос, который будет зависеть от многих факторов». К примеру, для проекта Валерия Рязанова в ИФТТ РАН необходимое низкотемпературное и микроволновое оборудование было закуплено Российским квантовым центром. Финансы для большого совместного проекта по квантовому компьютингу выделили Фонд перспективных исследований, Росатом и Минобрнауки. «По российским меркам деньги довольно большие, 700–800 млн руб. на семь команд,— говорит господин Рязанов.— Мы пытаемся быстро догнать западных коллег, впрыгнуть в поезд, который идет уже почти 20 лет».

Анна Макеева, Лондон; Александр Черных

"Коммерсантъ" от 09.04.2017, 21:43

Подписаться на рассылку

Вам может быть интересно

Кому мешают иностранные студенты?
Кому мешают иностранные студенты?

Предположение сотрудников Home Office o том, что около 300 иностранных студентов одного частного колледжа работали в Британии, не имея на это права, послужило принятию решения об отзыве у колледжа лицензии на обучение студентов из-за рубежа.

Как россияне относятся к самообразованию
Как россияне относятся к самообразованию

У большинства россиян нет тяги к самообразованию. К такому выводу пришли эксперты Высшей школы экономики. По их данным, учатся самостоятельно лишь 20% граждан в возрасте от 25 до 64 лет. Активней всего это делают обеспеченные молодые люди. Для сравнения, в Германии, Франции и Швеции доля тех, кто постоянно получает новые знания составляет от 50 до 80%.

In search of permanent memory: from cuneiform on clay to nanostructures in glass
In search of permanent memory: from cuneiform on clay to nanostructures in glass

Even in the XXI century the humankind is not protected from potential loss of knowledge. For example, one can recall the fire in the library of the Institute of Scientific Information on Social Sciences that destroyed over 5 million volumes. But apparently, the problem is about to be solved – in the Mendeleev University for Chemical Technologies in Russia is developing the technology of “permanent” digital memory. Digital media based on glass does not age or require special conditions, is stable in extreme conditions, stabilized against electromagnetic field, light, aggressive chemical media, radiation and high temperatures, including open flame.

Все актуальные новости недели одним письмом

Получайте свежий номер «Коммерсантъ United Kingdom» по электронной почте