Var3 zamena

Игорь Угольников: о войне, предупреждении и тематической конкуренции

Время на чтение 8 мин.

Фото: Россотрудничество.
Фото: Россотрудничество.

На прошлой неделе в Лондоне и Кембридже состоялись британские премьеры двух российских лент: фильма «Батальонъ» и киноальманаха «Первая мировая война. WW1».

«Коммерсантъ UK» не смог упустить возможность пообщаться с продюсером этих картин, известным актером и телеведущим, заслуженным артистом России Игорем Угольниковым, который лично представил их своим зрителям.

Геополитические события последних лет все больше обращают на себя внимание и, что не может не беспокоить, заставляют нас вспоминать о событиях мировых войн прошлого столетия. Как никогда потомки тех, кто отдал свою жизнь за мир, должны помнить и знать, как ужасна война, и что надо делать все возможное, чтобы она не повторилась в тех масштабах, которые уже когда-то поразили мир.

В 2014 году, к столетию начала Первой мировой войны, известный актер, телеведущий и продюсер Игорь Угольников выпустил фильм «Батальонъ», который рассказывает об историческом феномене Первой мировой войны, о создании первого в рядах российской армии женского военного батальона —   батальона смерти, получившего такое название вовсе не случайно.

Картина участвовала во всевозможных российских и международных кинофестивалях и стала лауреатом более 40 наград в разных номинациях, включая «Лучший фильм» и «Лучшая главная женская роль». Последнюю блестяще исполнила Мария Аронова в образе главной героини Марии Бочкаревой, которая и командовала женским батальоном.

Второй проект, показанный г-ном Угольниковым в Кембридже, это киноальманах 2016 года «Первая мировая война. WW1». Альманах состоит из 8 киноновелл, подготовленных и снятых странами, принимавшими участие в боевых действиях тех военных лет. Каждая из новелл сделана по-своему и «о своем». 8 историй объединяет общая трагедия, общая боль и присущий всем гуманизм. Эти человеческие переживания и чувства перекликаются с идеями творчества великого Эриха Марии Ремарка. Они же тонко вплетены в основной сюжет, который объединяет все короткометражки…

— За свою карьеру вы попробовали себя в разных амплуа: актера, телеведущего, режиссера и продюсера. Что из этого вам нравится больше всего?

— Я бы хотел во взрослом возрасте, в который вступаю, остаться актером и продюсером. Режиссура меня тоже привлекает, но я ею займусь только тогда, когда пойму, что для очередного проекта, которым буду заниматься, не найду режиссера, который мне будет нужен.

Для каждого проекта мы привлекаем нового режиссера, который привносит свое видение,  энергию. Она часто не сходится с первоначальным замыслом, но это всегда некий новый опыт, который выливается в новую картину. Если бы я снимал обе картины, «Брестскую крепость» (фильм 2010 года о первом дне Великой отечественной войны и защите Брестской крепости в Белоруссии, спродюсированный Игорем Угольниковым, прим. ред.) и «Батальонъ», сам, то они наверняка были бы похожи, поэтому режиссурой я буду заниматься скорее от безысходности, если не найду созвучного по духу, профессионала.

— Как вы выбираете режиссеров?

— В первую очередь режиссер должен гореть проектом так же, как мы, интересоваться темой, которой будет заниматься. К примеру, Александр Котт (режиссер «Брестской крепости» — прим. ред.) так же, как и я, давно увлечен историей обороны крепости. Его внимательный, даже  дотошный (в хорошем смысле) подход мне очень импонировал.

Что касается режиссера фильма «Батальонъ» Дмитрия Месхиева, он воплощает собой совершенно другой тип человека, но так же, как и я, был поглощен этой историей. Другое дело (и это наша договоренность с режиссером), что каждый этап производства фильма проходит под моим жестким контролем.

Я никогда не стану стоять за спиной режиссера на съемочной площадке и «бить по рукам», но всегда буду требовать соблюдения предварительных договоренностей.

Мое активное вовлечение в работу над картиной начинается на стадии постпродакшн, когда, казалось бы, менять уже нечего. Сборка картины — это моя прерогатива. Я очень тонко чувствую, насколько эмоционально фильм будет восприниматься зрителем. Правлю много и во всех деталях, включая звук, цветокоррекцию и компьютерную графику. Необходимо сделать все так, чтобы в результате зритель сопереживал героям.

— Интересно, что свой телевизионный путь вы построили на юморе, а вот кино получается как раз очень серьезным, более того — драматичным. В этом есть какая-то закономерность?

— Человек развивается, и я уже далеко не тот Игорь Угольников в клетчатом пиджаке из развлекательной программы «Оба-на!». Мне интересно совсем другое, но это не значит, что я откажусь от комедийной истории, если такая найдется. Кстати, мы сейчас над одной такой работаем.

Мне важно было сделать эти две картины («Батальонъ» и «Брестская крепость» — прим. ред.), точно так же как и важно создать следующие несколько проектов, в том числе и на серьезную тему.

— И что же можно ожидать в будущем?

— Не люблю рассказывать о проектах до запуска, но могу сказать, что один из них будет связан с событиями Октябрьской революции 1917 года, другой — с Великой Отечественной войной.

У нас на стадии утверждения фильм об Андрее Громыко (дипломат, министр иностранных дел СССР — прим. ред.), работа над сценарием идет очень плотно. Его потомки, сын и внук, согласились с нами сотрудничать и помогать в сборе материала.

Что касается юмора, почему нет! Вскоре надеюсь привезти в Лондон театральную комедию, в которой играю с Шакуровым и Спиваковским («Вредные привычки» — прим. ред.). Иногда снимаюсь в веселых фильмах.

— Почему последние два фильма именно о Первой мировой войне?

— Дело в том, что Первая мировая у нас как-то забылась. Можно даже сказать, что забыта она намеренно большевиками, потому что Ленин называл ее империалистической и не считал нужным о ней помнить и досконально изучать. Получилось, что память поколений стерта и отдать долг защитникам отечества Первой мировой войны мы практически не можем. У нас даже нет мест, где были бы памятники или места захоронений воинов. Вот это и есть самое страшное: когда из памяти людей вытирается то, что было всего 100 лет назад.

Когда я был молодым человеком, мне казалось, что это огромная цифра. Теперь я понимаю, что 100 лет — это всего две мои жизни назад, когда произошли те чудовищные события, которые привели к гражданской войне, разобщенности общества.

Нас взволновали именно эти темы. В перипетиях Первой мировой войны мы и обнаружили сюжет, когда женщины пошли поднимать боевой дух солдат, которые не хотели воевать. Важно, что в этой картине нет положительных и отрицательных героев. Конечно, есть безусловный враг — это немцы, но самое главное — это то, что происходило внутри общества. Те солдаты, которые отказывались воевать — наши солдаты, мужики, у них есть своя правда и мотивация: «зачем сейчас воевать с немцем, который тоже не хочет с нами воевать, когда вот-вот уже революция, будем уже делить землю… мы хотим домой».

— Где искали источники информации?

 — Книги, мемуары Марии Бочкаревой, ее дневники. Почитали документы и написали сценарий. Как и в других проектах, мы стремились к максимальной правдоподобности и точности в деталях. С фильмом о Второй мировой войне сложностей, связанных с поиском материалов, костюмов, вооружения, не было. Все, что касается этого исторического периода, оценки — «правда это было так или нет», у нас, можно сказать, в крови, на интуитивном уровне.

С Первой мировой войной — «темный лес». Все находится на стадии переходного периода. Оказалось, что мы даже не представляем, как тогда люди были одеты, какая была субординация в армии, как они разговаривали друг с другом, как воевали. Все пришлось делать по новой, многие вещи я узнавал в процессе создания картины.

К примеру, оказалось, что немецкие окопы в Белоруссии вылиты из бетона, так как считалось, что по окончании войны там, с севера на юг, будет проходить восточный рубеж Германской империи.

Жалею только, что «Батальонъ» не снимали в Сморгони (Белоруссия — прим. ред.), где и происходили исторические события. Там было очень неудобно организовывать съемочный процесс, поэтому его перенесли в Псковскую область. Тем не менее дислокацию батальона в одной из ключевых сцен удалось снять в Михайловском замке (в Санкт-Петербурге — прим. ред.).

— В киноальманахе «Первая мировая война. WWI» новеллы связаны разговором главного героя, ветерана Великой отечественной войны, с его правнучкой, которой он и «рассказывает» истории тех лет. Почему он все-таки повествует о Первой мировой, которая началась в год его рождения?

— Это такой режиссерский ход. В первую очередь нам важно было показать разножанровость картин, так как альманах состоит из 8 маленьких новелл, сделанных в Англии, Германии, Турции, США, Сербии, Канаде, России и Франции. Последняя, к слову, подготовила мультфильм.

Нам важно было показать войну глазами стран-участниц. Киноальманах сделан для того, чтобы мы проводили параллели между событиями столетней давности и тем, что происходит сегодня. Мир стоит на грани, и можно сказать, что наш фильм — это фильм-предостережение.

— Насколько сложно вам было пробивать себе дорогу в начале вашей карьеры? И с какими трудностями вы сталкиваетесь сейчас?

— Тогда, более 20 лет назад, пробиваться было не сложно — все давалось само. Особенно легко, когда занимаешься интересным тебе делом и умеешь его хорошо выполнять.

Сейчас продвигать проект становится все сложнее и сложнее. На съемки «Брестской крепости» долго уговаривать власти Белоруссии и Телерадиовещательную организацию Союзного государства, председателем которой я являюсь уже 10 лет, не пришлось. Все-таки речь идет о защитниках и героях Второй мировой. Хотя даже и там возникли сложности.

Мы, например, долго не могли утвердить сценарий из-за эпизода, где красноармейцы сдаются в плен в первые же часы осады. И хотя исторически это совершенно правдиво, многие ветераны посчитали такой ход кощунством. Мы объяснили, что в этом и заложен весь смысл: на фоне дезертиров выделить тех, кто не стал отступать. Похожее было и с идеей о Первой мировой войне.

Сейчас идет подготовка к работе над новым фильмом о революции, и могу сказать, что с каждым годом процесс реализации проектов становится все труднее. Ко всему добавляется кризис и, конечно же, конкуренция, так как этой темой интересуюсь не только я.

Что касается производства, то это замечательно, что мои коллеги умеют хорошо и красиво делать кино на подобную тематику. Совершенно другое дело — это отношение к войне: нельзя придумывать того, чего не было, и в угоду зрителю кривить исторической правдой. У меня отношение в этом плане совсем иное.

— Какую книгу читаете?

«Как работают над сценарием в Южной Калифорнии» — это учебник по кинодраматургии Университета Южной Калифорнии (USC). Книге уже около 15 лет, но только в ноябре она была переведена на русский язык.

Многое из того, что там написано, мне известно, но какие-то вещи для себя все же черпаю.

— И напоследок. Если бы вы могли поговорить с исторической личностью, кто бы это был?

— Много вопросов к Владимиру Ильичу Ленину (Ульянову), много…

Марианна Моденова

Подписаться на рассылку

Вам может быть интересно

Вечер Бориса Акунина в Лондоне
Вечер Бориса Акунина в Лондоне

15 апреля в рамках фестиваля русской литературы SLOVO в Лондоне прошел благотворительный вечер Бориса Акунина в пользу опекаемых Русфондом. Писатель рассказал о новой книге фандоринского цикла и ответил на вопросы читателей

Что делать в Лондоне с приходом весны: лучшие мероприятия марта и апреля
Что делать в Лондоне с приходом весны: лучшие мероприятия марта и апреля

Март по праву можно назвать самым свежим и по-своему очаровательным месяцем. В некоторых района Лондона уже можно разглядеть набухшие почки деревьев, а на цветочных рынках — найти вербы и тюльпаны. В преддверии надвигающихся праздников (а таких весной много) «Коммерсантъ UK» решил поделиться идеями о том, как удивить и растопить сердца прекрасных дам в Международный женский день и запланировать пару интересных выходов в свет.

Все это в Лондоне: триумф поп-арта, выходные в «секретных садах» столицы и стилизованный ужин в Pushkin House
Все это в Лондоне: триумф поп-арта, выходные в «секретных садах» столицы и стилизованный ужин в Pushkin House

Пожалуй, впервые за несколько лет лондонцам и гостям города выпала возможность насладиться настоящей летней погодой уже в середине июня. Бывает такое достаточно редко, а потому предлагаем отправиться в путешествие по солнечному теплому Лондону. Прогулки по частным паркам и закрытым садам, открытая мастерская в южной части столицы и немного волшебства — все лучшее для читателей «Коммерсантъ UK».

Свадьба «на выезде»
Свадьба «на выезде»

Желание сделать главный день в жизни новой семьи необычным и незабываемым увеличивает популярность свадьбы «на выезде».

Все актуальные новости недели одним письмом

Получайте свежий номер «Коммерсантъ United Kingdom» по электронной почте