Опубликована первая официальная история британской радиоэлектронной разведки

Фото: Bettman/Getty Images
Фото: Bettman/Getty Images

Почему Соединенные Штаты вступили в Первую мировую, а Карибский кризис не перерос в военное противостояние? На минувшей неделе британская служба радиоэлектронной разведки ответила на эти вопросы через своего официального биографа.

Военное преступление, которого не было

2 мая 1982 года в Южной Атлантике произошло событие, которое до сих пор считается многими «самой сомнительной военно-морской операцией», а некоторыми и вовсе военным преступлением. В 18:57 по Гринвичу командир подводной лодки «Завоеватель» (HMS Conqueror) королевских военно-морских сил отдал приказ выпустить торпеды по крейсеру аргентинских ВМС «Генерал Бельграно» (ARA General Belgrano).

Приказ был выполнен. Крейсер, построенный еще в 1938 году для американских ВМС и переживший ужас Перл-Харбора, затонул. Погиб 321 из находившихся на борту «Бельграно» 1093 человек.

Даже притом, что в Южной Атлантике уже месяц бушевал конфликт за Фолклендские острова, уничтожение крейсера за пределами зоны боевых действий и очевидное нежелание экипажа «Завоевателя» участвовать в спасательной операции позволили аргентинцам обвинить Британию в нарушении правил ведения войны на море, а британского премьер-министра Маргарет Тэтчер выставить в роли хладнокровной убийцы. Удивительным было лишь молчание по поводу этого преступления западных держав, заявивших о своем нейтралитете в конфликте.

Чем было вызвано это молчание, как и то, почему британская сторона практически не объясняла публично, почему «Бельграно» был потоплен, стало достоверно известно только сейчас, когда в Лондоне вышла книга профессора истории Джона Ферриса «Что скрывает тайна». Это первая официальная история британской радиоэлектронной разведки — Центра правительственной связи (Government Communications Headquarters, GCHQ).

Лидеры ведущих стран Запада от Франсуа Миттерана до Гельмута Шмидта и Рональда Рейгана согласились с тем, что уничтожение крейсера было законной операцией. Им были предъявлены «неоспоримые доказательства»: корабль, шедший вроде бы от зоны боевых действий, на самом деле выполнял обманный маневр, его целью была доставка десанта на Фолклендские острова. Источник информации ни у кого не вызвал сомнений. Они были получены GCHQ, а уровень доверия к старейшей и опытнейшей из всех служб радиоэлектронной разведки мира был (и остается) высок.

Принуждение Америки к войне

Британская служба электронной разведки была создана в 1919 году. Ее существование, как и других британских спецслужб — MI5 и MI6, долгое время не только не афишировалось, но и совершенно опровергалось. Официально GCHQ была представлена как раз в 1982 году, когда Маргарет Тэтчер посетила штаб-квартиру службы, а газетам было позволено об этом написать.

Тем не менее служить короне GCHQ (или, как ее назвали при создании, Правительственная школа шифров и кодов) начала на много десятилетий раньше — в разгар Первой мировой войны. Тогда она называлась просто «Комната 40» — по номеру комнаты в здании Адмиралтейства, в которой располагалась.

Первой крупной удачей дешифровщиков «Комнаты 40» стало получение информации о том, что именно германские подводные лодки потопили в 1915 году британский лайнер «Лузитания». Уничтожение гражданского судна, шедшего из США в Англию, сыграло роль в изменении общественного мнения в США, считавшего до того Первую мировую войну исключительно европейским делом. Однако лишь в 1917 году разведданные, полученные специалистами «Комнаты 40», заставили Соединенные Штаты объявить войну Германии и отправить войска в Европу.

Случилось это после того, как британцы перехватили и расшифровали так называемую телеграмму Циммерманна.

В телеграмме статс-секретарь германского МИДа давал распоряжение послу в Мексике спровоцировать местное правительство на объявление войны Соединенным Штатам в случае, если те захотят выступить на стороне Антанты.

В то время Германия была вынуждена вести всю свою дипломатическую трансатлантическую переписку через американское посольство в Берлине — германские телеграфные кабели были выведены из строя британцами. Американский же кабель проходил через территорию Великобритании. Так телеграмма попала в «Комнату 40», была расшифрована и передана послу США в Лондоне.

Британцам потребовались определенные усилия для того, чтобы убедить американцев в подлинности документа. Им удалось это сделать, а потом и сам Циммерманн, выступая в Рейхстаге, подтвердил подлинность телеграммы, объясняя причины ее написания: мол, Германия вовсе не желает войны с Америкой, а телеграмма — способ удержать США от вступления в войну. Тем не менее американцы сочли передачу указаний о сталкивании Мексики и США по американским же каналам связи оскорбительным и враждебным актом.

Соединенные Штаты вступили в войну, сделав поражение Германии неизбежным.

Склонение Америки к миру

GCHQ, однако, не только способствовала усилению мировых конфликтов, но и как минимум один раз спасла мир от ядерной катастрофы. Случилось это в разгар Карибского кризиса.

После обнаружения советских ракет на Кубе Соединенные Штаты начали подготовку к немедленному вторжению на остров. Тем не менее президент Джон Ф. Кеннеди принял решение для начала ввести морскую блокаду Кубы. Принципиально важным для США было выяснение того, насколько советские суда, уже направлявшиеся к острову, будут соблюдать введенные американцами меры. Нарушение вполне могло бы привести к эскалации конфликта и перерастанию в ядерную войну.

Как следует из документов, рассекреченных GCHQ, значительную, если не решающую роль в этой истории сыграла именно британская электронная разведка. Точнее, расположенная в Скарборо служба по отслеживанию и обработке открытых каналов связи морских судов. Она первой перехватила сообщение с одного из советских судов о смене курса. Затем начали поступать данные новых перехватов, свидетельствовавших, что, несмотря на публичные протесты, Советский Союз не намерен нарушать установленную американцами блокаду.

Информация немедленно передавалась союзникам в США, которые в то время уже обладали собственной электронной разведкой, но, как говорят эксперты, до сих пор во многом зависят от помощи из GCHQ.

Джентльмены чужие письма читают в ванной

Американская служба, аналогичная британской, была создана во время Первой мировой войны. Но в 1929 году тогдашний государственный секретарь США Генри Стимсон одним росчерком пера закрыл ее (формально она подчинялась именно Госдепу). Подписывая распоряжение о закрытии так называемой «Черной комнаты», госсекретарь якобы заметил: «Джентльмены чужих писем не читают».

Британцы следовали другой максиме: «Дипломатия (и разведка) — настолько грязное дело, что им могут заниматься только джентльмены».

Именно поэтому в межвоенные годы Правительственная школа кодов и шифров развивалась необыкновенно активно. Специально для ее нужд было куплено уединенное поместье Блетчли-Парк. Там, как утверждает сейчас официальный историограф GCHQ, собирали совершенных гениев, не глядя ни на что, кроме гениальности.

Эксцентричность не просто терпели, ее приветствовали. Как вспоминал позже один из сотрудников школы, «более странного сборища людей» он не встречал. «Полагаю,— продолжал он,— что самым неважным занятием в жизни они считали умывание по утрам».

Знаменитый криптоаналитик Дилли Нокс был, таким образом, исключением. Этот великий ум, расшифровавший «телеграмму Циммермана» и машину, использовавшуюся франкистами для связи с Берлином, предпочитал работать, то есть декодировать перехваченные сообщения, лежа в ванне. В этом он был похож на Уинстона Черчилля, который также из ванной комнаты диктовал свои речи сидевшей за дверью стенографистке.

Заявку на работу в Школе отправлял и знаменитый создатель трилогии «Властелин колец» Дж. Р. Толкин. Он прошел тесты и даже получил приглашение в Блетчли-Парк, но в последний момент отказался. Почему — никто не знает. Впрочем, есть и другая версия: Толкину было отказано в работе, потому что в конце концов он был признан недостаточно талантливым.

Интриги против заокеанских товарищей

Предвоенные и военные успехи школы были настолько впечатляющими, что теперь некоторые считают, что работники Блетчли-Парк несут определенную ответственность и за вступление США во Вторую мировую войну.

Принято считать, что трагедия Перл-Харбора случилась из-за того, что американцы слишком поздно перехватили шифровки, которыми обменивалось японское посольство в Вашингтоне с Токио. Тем не менее многие считают: то, что не удалось американцам, прекрасно удалось их заокеанским союзникам. И только по личному распоряжению Черчилля информация не была передана в Вашингтон. Лондону было необходимо вступление Америки в войну, а без вероломного нападения японцев переменить настроение американцев, в большинстве своем выступавших за нейтралитет, якобы было невозможно.

Фактическое повторение истории с втягиванием США в мировую войну — фантазия, ничем не подтвержденная. Но еще один кризис в отношениях британских и американских властей на почве электронной разведки — чистая правда, причем совсем недавняя.

В 2013 году Эдвард Сноуден, работавший по контракту на Агентство национальной безопасности США, выложил огромный архив документов британской разведки. По его словам, GCHQ собирала, анализировала и хранила данные чуть ли не со всех электронных носителей в стране. В день поступало до 50 млрд элементов метаданных, включая информацию о посланных электронных сообщениях, телефонных звонках, входах в интернет и так далее. Разговоры по телефону не прослушивались, а тексты сообщений не записывались, но британские власти знали кто, с кем и когда общается. Собранные незаконно данные еще и передавались США.

Скандал ударил по политическому руководству Британии и нанес удар по отношениям GCHQ с американскими коллегами. По некоторым сообщениям, британцы если и не полностью прекратили обмен информацией с АНБ, то по крайней мере на время сократили его. Со временем, разумеется, связи восстановились.

Чужой славы британцы не ищут

Пожалуй, главной сенсацией книги стала оценка едва ли не самого знаменитого свершения Центра правительственной связи — криптоанализа германской шифровальной машины «Энигма». Напомним, оценка эта дана в авторизованной истории, которая в той или иной степени отражает точку зрения самой британской разведки.

О дешифровке германского кода написаны сотни книг и сняты десятки документальных и художественных фильмов. Глава группы, взломавшей шифр «Энигмы», Алан Тьюринг красуется на британских монетах и банкнотах. Тем не менее вердикт профессора Ферриса оказывается неожиданным.

Да, доступ к сообщениям нацистов был большим подспорьем. Да, он позволил эффективно проводить разведывательные и контрразведывательные операции и операции по дезинформации противника. Да, он помог сохранить сотни тысяч жизней. Тем не менее окончание войны взлом «Энигмы» приблизил скорее на несколько месяцев, а не на несколько лет, как было принято считать ранее.

Считать, разумеется, в Великобритании.

Вячеслав Белаш

КоммерсантЪ

Подписывайтесь на нашу рассылку
Хотите получать главные новости недели в одном письме?
Подписывайтесь на нашу рассылку

Вам может быть интересно

Все актуальные новости недели одним письмом

Подписывайтесь на нашу рассылку