Почему Британии не помогает локдаун? Виноваты и мы, и политики

Почему Британии не помогает локдаун? Виноваты и мы, и политики

Прямо перед Новым годом в Великобритании за один день от коронавируса умер 981 человек. Это рекорд с апреля, пика пандемии, и рекорд, коротый будет не раз обновлен: к сожалению, нет никаких оснований считать, что пандемия идет на спад. При этом всю осень в Соединенном Королевстве действуют противокоронавирусные меры, по жесткости иногда сравнимые с весенним локдауном, а Борис Джонсон в первые дни 2021 года уже вынужден был анонсировать новые ужесточения антикоронавирусных правил. Кажется, локдаун не работает. «Коммерсантъ UK» в первом материале 2021 года разбирается, почему так вышло. 

Рецепт победы над пандемией известен 

В теории победить коронавирус довольно просто. Если люди резко перестанут общаться и передавать вирус, то за месяц, в худшем случае за два месяца, от него не останется ни следа. На практике этот рецепт реализовать крайне сложно: нам банально будет нечего есть, поэтому разные страны с начала прошлого года придумывают различные компромиссные ограничительные меры. Наиболее успешны они в тех странах, где буквально закрывали города и максимально жестко следили за карантином (Китай), или тех, где была быстро и эффективно налажена система массового тестирования населения и изоляции заболевших. 

В Великобритании не сработал ни тот, ни другой подход. У государства нет ни возможностей, ни мандата от общества на жесткие карантинные меры в китайском стиле, а программа тестирования, на которую выделены огромные 40 миллиардов фунтов (столько же потратили за полгода на программу сохранения рабочих мест furlough), с треском провалилась и начала более-менее нормально работать только к концу года, констатирует The Daily Telegraph. 

Остается третий вариант, которому следуют в большинстве европейских стран: искать компромиссные варианты ограничений и ждать вакцинации. Великобритания в этом вопросе впереди всей планеты, именно тут первой стали использовать вакцину Pfizer, именно тут уже начиная с 4 января применяют дешевую и простую в хранении вакцину Оксфордского университета и компании AstraZeneca. К счастью, в Великобритании нет особенных проблем с вакцинацией: к вакцинам высокий уровень доверия, а большинство из тех, кто не готов вакцинироваться, всего лишь хотят подождать, пока будет окончательно ясно, что препараты безопасны для здоровья. 

Меры не работают

Лондон, ставший очагом зимней волны пандемии, с середины декабря находится в четвертом уровне коронавирусных ограничений, так называемом Tier 4. И не только столица: в аналогичных ограничениях (закрыты магазины, кроме жизненно важных, не работают пабы и рестораны, запрещено ходить в гости) живет почти 80 процентов Англии. 

Тем не менее, число заражений растет катастрофически и перешло порог в 50 тысяч в день. С весной этот показатель сравнивать бесполезно, тогда тестирование не было налажено массово, но те показатели, которые можно сравнивать (количество больных ковидом в больницах, число людей на искусственной вентиляции легких,ежедневные смерти от коронавируса), говорят, что ситуация уже вплотную приблизилась к весеннему пику, если не превзошла его. 

При этом эффект от Рождества еще не попал в статистику смертей: те умершие, о которых мы узнаем сейчас, заболели, скорее всего, в начале-середине декабря. Рост заражений начался даже не после ноябрьского локдауна, а под его конец, как за счет новой разновидности коронавируса с высокой скоростью распространения, так и за счет того, что локдаун соблюдался из рук вон плохо. 

Правила не соблюдаются — и за это не наказывают 

Коронавирусные меры мало того, что непонятны и местами нелогичны (как «комендантский час для пабов», признанный неэффективным), так их еще и не соблюдают толком. Признайтесь, кто из вас или ваших знакомых все-таки решил отпраздновать Рождество или Новый год с друзьями? В каком бы формате ваша вечеринка ни проходила (если не в зуме, конечно), она была нарушением коронавирусных правил, запрещающих собираться компаниями дома или на улице. Максимум, что можно — это семья плюс один человек, с которым она образовала так называемый «пузырь поддержки». 

Нарушения были настолько откровенными, что их перестали стесняться даже компании и бренды, которым, казалось бы, не к лицу хвастаться презрением к государственным требованиям. Это заметно даже в русскоязычном британском сообществе. К примеру, журнал «Зима» выкладывает видео с новогодней встречи сотрудников, которую можно было провести по всем правилам в лучшем случае в октябре, да и то с оговорками, но никак не сейчас. Редакция утверждает, что ролик с поздравлением был снят задолго до ограничений, но даже с такой оговоркой читатели восприняли его как издевательство. Аналогичные мероприятия прошли в той или иной форме во многих офисах и компаниях по всей Англии. 

Пабы в Лондоне закрыты, но многие заведения продают выпивку навынос, а вокруг них, как следствие, скапливаются толпы выпивающих. У каждого, кому поход в паб критически важен, наверняка есть пара заведений на примете, рядом с которыми можно выпить разливного пива. А еще у каждого, кто хочет нарушить правила поведения, есть те или иные оправдания. 

От борьбы с вирусом к поиску оправданий 

Наглядный пример соблюдения правил поведения в пандемию показало британское правительство. Первым был Борис Джонсон, который пожимал руки всем подряд и ради выгодной картинки посещал больных коронавирусом, не соблюдая мер предосторожности, и, как следствие, свалился с коронавирусом и переболел в тяжелой форме. Следующим стал звездный эпидемиолог Нил Фергюсон, во время локдауна решивший, что раз уж он переболел ковидом, то может повидаться с подругой, хотя это против правил. 

Затем наступил черед Доминика Каммингса, архитектора «Брексита» и до недавних пор главного советника Бориса Джонсона. Во время весеннего локдауна он, больной коронавирусом, отправился через всю страну в родительское поместье, и потом еще несколько раз нарушил правила локдауна. В том числе он съездил с семьей на прогулку к местным достопримечательностям, объяснив это нарушение предельно нелепо: якобы Каммингсу хотелось проверить, не потерял ли он зрение из-за болезни и может ли доехать до Лондона и вернуться на работу. Пресса требовала отставки Каммингса, Джонсон и другие члены правительства его защищали, утверждая, что тот поступил так, как поступил бы любой заботливый отец на его месте. 

Руководитель исследования поведения населения во время пандемии Дэйзи Фэнкорт утверждает, что случай с Каммингсом дал ясный сигнал британскому обществу: нарушать правила можно, если у вас есть подходящее оправдание. Или если ваша работа слишком важна, хотя не входит в число key workers. Или если вы нашли лазейку в правилах, не отличающихся простотой и понятностью. Во время первого локдауна, пишет Фэнкорт, обеспеченные британцы из среднего класса и выше охотнее других выполняли правила, поскольку им было проще перейти на удаленную работу и жить в самоизоляции с доставкой еды и всего необходимого. 

Но после скандала с Каммингсом эти же самые представители обеспеченного среднего класса стали чаще нарушать правила, ссылаясь на то, что никому не приносят вреда. Это, конечно, не единственный фактор, отмечает Фэнкорт, сыграла роль и усталость от правил, и их нелогичность, выражавшаяся сначала в радикальной борьбе с походами в пабы и рестораны, а потом в программе Eat Out To Help Out, после которой начался рост случаев коронавируса в Великобритании.  

Павел Борисов 

Главные новости Великобритании — в телеграм-канале «Коммерсанта UK». Подписывайтесь и не пропускайте ничего важного.

Подписывайтесь на нашу рассылку
Хотите получать главные новости недели в одном письме?
Подписывайтесь на нашу рассылку

Вам может быть интересно

Все актуальные новости недели одним письмом

Подписывайтесь на нашу рассылку