Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон — в десяти цитатах

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон — в десяти цитатах

29 мая Борис Джонсон тайно женился на своей возлюбленной Кэрри Симондс. Он стал вторым в истории страны главой правительства, который узаконил свои отношения во время пребывания на посту. «Коммерсантъ» предлагает читателям узнать поближе одного из самых эксцентричных современных политиков.

О критике

«Мою манеру изъясняться раскритиковал ни больше ни меньше сам Арнольд Шварценеггер. Для меня это низшая точка, мои друзья: мои риторические способности разнес в пух и прах австрийский киборг, умеющий говорить только односложными словами».

28 сентября 2008 года во время выступления на ежегодной конференции Консервативной партии в Бирмингеме.

Об однополых браках

«Я долго думал по поводу легализации однополых браков и решил, что я против нее, поскольку логичным продолжением этого станет легализация браков между тремя и более мужчинами, женщинами или, например, легализация отношений между человеком и животными».

В 2001 году в книге «Друзья, избиратели, соотечественники».

О заболевании COVID-19

«Мое состояние было далеко от замечательного, и я знал, что у них есть „план B“... Стратегия на случай развития событий по сценарию „смерть Сталина“. Мне дали кислородную маску и довольно долго подавали литры и литры кислорода. Я стал спрашивать себя: как, и я из этого выкарабкаюсь? Было трудно поверить, что всего за несколько дней мое состояние настолько ухудшилось».

3 мая 2020 года в интервью изданию The Sun.

О Китае

«Китайское культурное влияние равно нулю и вряд ли вырастет. На самом деле вся знаменитая высокая китайская культура и искусство — лишь имитация западных форм: у китайских пианистов великолепная техника, но они играют Шуберта и Рахманинова. Китайские балерины танцуют в стиле, разработанном Дягилевым. Ни один китаец, работающий в Китае, не получил Нобелевскую премию. Не могу припомнить ни одного вида спорта на Олимпиаде, изобретенного китайцами,— при том, что британцы подарили миру множество спортивных состязаний, включая пинг-понг. Китайская система письма так дьявольски сложна, что для нее даже не могут изобрести подходящую клавиатуру».

1 сентября 2005 года в колонке для издания The Telegraph.

О браке

«Нужно вернуть женщине желание выйти замуж. Это означает решить проблему слабости современного британца, его нежелания или неспособности взять под контроль свою женщину и стать главой семьи».

19 августа 1995 года в колонке для журнала Spectator.

О деле Скрипалей

«Чем-то это похоже на начало „Преступления и наказания“ — в том смысле, что мы все знаем, кто виноват, и единственный вопрос заключается в том, сознается ли он сам или его поймают... Вот все, что вам нужно знать о разнице между современной Британией и правительством Владимира Путина: они производят „Новичок“, мы производим лазерные мечи».

28 марта 2018 года во время выступления перед иностранными послами в Лондоне после высылки российских дипломатов.

О «Брексите»

«Это похоже на ситуацию, когда тюремщик оставил открытой дверь тюрьмы и находившиеся внутри нее люди смогли увидеть освещенную солнцем землю за ее пределами. Но неожиданно все начали спорить об ужасе, который ожидает их снаружи. Но на самом деле это (выход Британии из ЕС.— „Ъ“) было бы замечательно».

6 марта 2016 года на шоу Эндрю Марра на телеканале BBC.

О России

«Позвольте мне заявить, что я русофил, причем русофил убежденный. У меня есть предки в Москве. Я убежден, что я первый министр иностранных дел Великобритании, которого зовут Борис, и пожалуйста, не сомневайтесь, что я хочу добиться улучшения наших отношений».

22 декабря 2017 года на пресс-конференции в Москве по итогам переговоров с главой МИД РФ Сергеем Лавровым.

О спорте

«Я обожаю теннис. Я как-то позвал Бориса Беккера (бывшая первая ракетка мира в одиночном разряде.— „Ъ“) сыграть матч, он сказал „давай“, но так и не перезвонил. Готов поспорить, что заставил бы его побегать».

21 марта 2005 года в интервью изданию The Express.

О расширении ЕС

«Наполеон, Гитлер и многие другие пытались реализовать планы по объединению Европы, но все заканчивалось трагедией. Евросоюз — это еще одна попытка сделать то же самое, только уже другими методами. Принципиально всему мешает одна проблема, которая заключается в том, что не существует основополагающей идеи насчет того, что должна представлять собой Европа. Не может быть исключительного авторитета, который признавался бы всеми».

15 мая 2016 в интервью изданию The Sunday Telegraph.

КоммерсантЪ

Подписывайтесь на нашу рассылку
Хотите получать главные новости недели в одном письме?
Подписывайтесь на нашу рассылку

Вам может быть интересно

Все актуальные новости недели одним письмом

Подписывайтесь на нашу рассылку