Стартап превратился в дыню. Как один из самых многообещающих финтех-проектов развалился всего за одну неделю

Стартап превратился в дыню. Как один из самых многообещающих финтех-проектов развалился всего за одну неделю

На этой неделе финтех-стартап Greensill Capital объявил о банкротстве. Компания, считавшаяся одним из самых успешных финансовых проектов за последние годы, рассыпалась за несколько дней, поставив под угрозу десятки тысяч рабочих мест по всему миру.

Британско-австралийский финтех-стартап Greensill Capital планировал IPO на $7 млрд, в котором собирались принять участие Vodafone и Airbus. Softbank в свое время вложил в компанию порядка $2 млрд. Credit Suisse предоставил ей $10 млрд на ведение бизнеса. А Insurance Australia Group (IAG) и страховой гигант Tokio Marine готовы были покрыть потери клиента в случае необходимости. В конце концов в 2017 году основатель компании Лекс Гринсилл получил из рук принца Чарльза орден командора Британской империи за службу на благо британской экономики.

Но все это не спасло стартап от полного развала всего за одну неделю.

Финансист с бахчи

Лекс Гринсилл родился в небольшом городе Бундаберге на юго-востоке Австралии, а все детство провел на ферме своих родителей, где выращивались арбузы, дыни и сахарный тростник. Предполагалось, что именно он станет наследником отца и продолжит заниматься продажей продуктов со своей фермы. Но Лекс решил по-другому. Как рассказывалось на сайте Greensill Capital (сейчас там нет ничего, кроме объявления о передаче компании под внешнее управление), в молодости Гринсилл видел, что его родителям постоянно приходилось ждать по нескольку месяцев выплат от компаний, скупавших у них товар. И именно эту проблему он захотел решить раз и навсегда, чтобы малый бизнес получал плату за свои услуги максимально быстро.

Переехав в Британию в 2001 году, Лекс Гринсилл получил степень MBA в Манчестерской бизнес-школе. После этого он устроился на работу в Morgan Stanley, а затем и в Citigroup, где проработал в общей сложности около шести лет. А в 2011 году он создал в Великобритании компанию, которая занялась финансированием цепочек поставок. Схема ее работы предполагала, что поставщик передает клиенту продукцию, а счет за проданный товар отправляет компании Гринсилла.

Greensill Capital (так Лекс решил назвать свою компанию) тут же производит выплату по счету, вычитая лишь комиссию за предоставленную услугу.
После этого покупатель товара становится должником Greensill Capital и оплачивает долг в сроки, в которые он обычно перечислял деньги непосредственно поставщику. При этом сама Greensill была застрахована от возможных убытков в случае отказа клиента платить по счетам. Страховщиком выступала австралийская Bond & Credit Company, которая сначала принадлежала Insurance Australia Group, а потом была выкуплена Tokio Marine Holdings.

Но на этом бизнес-модель Greensill не ограничивалась: Гринсилл решил сделать из долгов компаний финансовый инструмент для инвестиций. Он объединял долговые обязательства крупных компаний в «векселя» и продавал их инвесторам — либо через созданный в Германии банк, названный без малейшего намека на креативность Greensill Bank, либо через фонды, которыми управлял швейцарский банк Credit Suisse. Финансированием цепочек поставок до этого занимались только крупные финансовые институты, которые обслуживали таких же крупных поставщиков.

Гринсилл занял свободную нишу заботы о малом и среднем бизнесе.
Поначалу Greensill Capital несла серьезные убытки, но в 2017 году все резко изменилось. Как позднее выяснит Financial Times, неожиданному взлету компании Greensill поспособствовал индийский миллиардер Санджив Гупта, сколотивший бизнес на скупке металлургических активов. Лекс Гринсилл помог господину Гупте открыть счет в швейцарском инвестфонде GAM Holdings — на 50 млн фунтов. Имя владельца счета никогда не раскрывалось, а деньги, поступавшие на него, анонимно отправлялись на счета компаний господина Гупты, входящих в группу предприятий GFG Alliance. Со стороны GAM операции помогал фондовый менеджер Тим Хэйвуд, который через один из своих фондов одолжил Greensill $120 млн. Это произошло в 2016 году. А уже по итогам следующего года финтех-стартап отчитался о трехкратном росте выручки и впервые добился прибыли. Вот только, как выяснила Financial Times, $70 млн из $102 млн выручки компании за тот год пришлись на инвестиции от компаний господина Гупты.

В итоге институциональные инвесторы начали выстраиваться в очередь, чтобы вложиться во многообещающий стартап. Один только SoftBank вложил в компанию австралийского бизнесмена $1,5 млрд в 2019 году, доведя его оценочную капитализацию до $4 млрд. А в преддверии готовившегося в этом году IPO японская компания выделила из своего фонда Vision Fund еще около $400 млн на инвестиции в Greensill. Сам Гринсилл же превратился из сына фермера в одного из самых узнаваемых предпринимателей Австралии и, разумеется, миллиардера.

Карточный домик

Инвесторы, ринувшиеся вкладывать свои деньги в новый финансовый инструмент от Гринсилла, предпочитали не замечать подводных камней в деятельности компании. Например, тот факт, что деятельность Greensill почти никак не отражалась в финансовых отчетах ее клиентов, которые предпочитали не раскрывать детали о сделках с финтех-стартапом. Рейтинговые агентства и регуляторы не раз за эти годы предупреждали, что финансирование цепочек поставок может использоваться в качестве инструмента для сокрытия реального уровня займов компаниями. Но партнеры Greensill верили в то, что раз у компании есть страховка от возможных дефолтов и $10 млрд в фондах Credit Suisse, то ее будущему, равно как и их инвестициям, ничего не угрожает.

Как выяснилось на прошлой неделе, из бизнес-модели Greensill достаточно было убрать один элемент, чтобы вся компания посыпалась как карточный домик.
Проблемы Greensill начались летом 2020 года, когда Bond & Credit Company решила не продлевать страхование кредитов Greensill. Этому предшествовала внутрикорпоративная проверка Tokio Marine, выкупившей BCC у Insurance Australia Group в 2019 году. Руководство компании заметило, что один из андеррайтеров BCC самостоятельно застраховал суммы, разрешение на страхование которых он должен был запросить у надзорных органов. Тогда компания и выяснила, что в той сделке была замешана Greensill Capital. После этого Tokio Marine приняла решение не продлевать программу страхования рисков финтех-компании Лекса Гринсилла на $4,6 млрд. Стартап попытался добиться через суд продления страховой программы, которая заканчивалась 1 марта 2021 года, однако проиграл судебное разбирательство.

Узнав о проблемах Greensill в Австралии, тем же летом 2020 года германский финансовый регулятор BaFin начал собственное расследование в отношении банковского подразделения стартапа в Бремене. Вскоре регулятор выяснил, что большая часть активов банка господина Гринсилла связана с активами Санджива Гупты и что банк систематически манипулировал своей финансовой отчетностью. На прошлой неделе BaFin наложил мораторий на операции Greensill Bank.

За этим последовало заявление Credit Suisse о заморозке фондов, через которые Greensill продавала свои финансовые инструменты инвесторам. Просто потому, что теперь они были застрахованы, а в соглашении швейцарского банка со своими клиентами было прописано обязательное наличие страховки у Greensill.

Наконец, на прошлой неделе к проблемам Greensill добавилось потенциальное банкротство GFG Alliance, связанной с Садживом Гуптой и его семьей.
Компания уведомила стартап, что без дополнительного кредитования она будет вынуждена объявить себя банкротом. Просто потому, что вся империя господина Гупты была завязана на кредитовании у Greensill, что тщательно скрывалось через схемы финансирования цепочек поставок металлургического гиганта.

Один из старейших универмагов в мире Debenhams готовится к закрытию
Узнав о надвигающемся банкротстве GFG Alliance, Credit Suisse потребовала от Greensill досрочно погасить кредит на $140 млн, на что финтех-стартап ответил отказом. Свое решение Greensill объяснила отсутствием у нее денежных средств для досрочного погашения долга.

О заморозке своих фондов, через которые работала Greensill, заявил и GAM Holdings, который выделял на работу с финтех-стартапом $800 млн. Лишившись какой-либо финансовой поддержки, Greensill была вынуждена 8 марта подать заявление о защите от кредиторов в Регистрационную палату Великобритании.

То же самое компания сделала и в Австралии. Лекс Гринсилл уже попрощался со своими сотрудниками, а его стартап был переведен под внешнее управление. Теперь новое руководство ищет пути покрытия ущерба, который Greensill нанесла инвесторам и клиентам своей деятельностью. А среди пострадавших числятся Softbank, который в очередной раз вложил несколько миллиардов долларов в стартап, оказавшийся в центре скандала: власти Германии и Великобритании, которые держали свои средства в банке Greensill; и, наконец, около 50 тыс. простых рабочих, которые трудились в компаниях-клиентах Greensill,— все они теперь оказались под угрозой банкротства, так как лишились запланированных выплат по своим счетам. Только на империю господина Гупты приходится около 35 тыс. сотрудников, трудящихся в 30 странах мира.

Кирилл Сарханянц

Подписывайтесь на нашу рассылку
Хотите получать главные новости недели в одном письме?
Подписывайтесь на нашу рассылку

Вам может быть интересно

Все актуальные новости недели одним письмом

Подписывайтесь на нашу рассылку