«В Хоум-офисе не задают наводящие вопросы»: интервью с иммиграционным юристом Инессой Победой

Партнёрский материал

123rf.com
123rf.com

Об Инессе Победе, юристе компании Immigration UK с вдохновляющей фамилией и впечатляющим клиентским портфолио, «Коммерсантъ UK» уже писал. Но в этот раз мы решили задать Инессе несколько вопросов, ответы на которые наверняка заинтересуют читателей, задумывающихся об обращении к специалисту по иммиграции.

Инесса Победа.

— Для чего нужен проверенный иммиграционный юрист, если и так все можно найти в открытых источниках?

— Моя задача как юриста — увидеть всю миграционную историю клиента еще до того, как она началась, предугадать те сложности, с которыми клиент может столкнуться, оценить их масштаб и дать возможность их избежать. Многие русскоговорящие жители Британии считают, что, раз они владеют английским языком и получили диплом университета, они могут обойтись без помощи юриста, тем более что в их распоряжении сайт GOV.UK: читай, разбирайся сам сколько угодно.
Но, во-первых, своды миграционных правил в электронном виде — это тысячи страниц, написанные таким языком, что даже просто недостаточно подготовленный юрист не разберется. Правила так увязаны и переплетены между собой, что с налету понять что-то очень трудно. Во-вторых, в Британии действует прецедентное право. Это означает, что многие случаи не подпадают под какую-то конкретную категорию и есть много нюансов, которые надо принимать во внимание.

В-третьих, редко у кого есть вся документация, причем подготовленная и оформленная корректно. Например, в Британии иммиграционные чиновники хотят видеть вашу корреспонденцию с банковскими выписками (далеко не у всех индивидуальных предпринимателей они есть, особенно если работа удаленная). Юрист должен собрать пакет документов, который даст максимальный выхлоп и возможность получить в дальнейшем визу или вид на жительство. В-четвертых, если вы единожды собрали все документы и успешно подали заявку, это не значит, что вы гарантированно получите визу через пять лет. Зачастую с иммиграционными правилами пересекается бухгалтерия, и об этих хитросплетениях тоже надо знать.

Грамотный юрист должен просчитать еще не начавшуюся миграционную историю вплоть до финала. Плюс он держит руку на пульсе и следит за постоянно меняющимся законодательством. По визе инвестора это хорошо было видно. Например, раньше, как и сейчас, нельзя было отсутствовать более 180 дней в год, но эти дни подсчитывались в течение календарного года с момента въезда человека в страну — допустим, с марта по март. Предположим, клиент уже живет в Британии три года. А потом выходит изменение в законодательстве, что с 29 января этого года 180 дней не календарные, а на rolling period, то есть в любые 12 месяцев. И теперь первые три года у клиента засчитываются по одним правилам, а остальные два года — по другим. Если человек об этом не знает, он может наделать ошибок при подаче заявки и не получить желаемый результат.

— Даете ли вы каким-то клиентам гарантию положительного ответа со стороны Хоум-офиса?

— Юрист, как и доктор, стопроцентной гарантии давать не может. Он может подобрать стратегию и тактику действий для того, чтобы избежать каких-то сложностей. Когда мы идем к врачу на операцию или за таблетками, мы понимаем, что чудес не бывает, но будет сделано все возможное.

Общие правила подразумевают, что сотрудники Хоум-офиса всегда могут отказать на свое усмотрение. Это не бездумное требование: оно подразумевает, что клиент мог скрыть какую-то информацию. Это очень ярко видно на примере туристических виз. Например, мама-одиночка с трехлетним ребенком, которая, по официальным зарплатным данным, еле сводит концы с концами, собирается приехать в Великобританию по приглашению. Ее приглашает на неделю в гости англичанин, он готов ее спонсировать. Как думаете, каким образом на такую заявку по туристической визе посмотрят в Хоум-офисе? Некоторые клиенты приходят с недостоверными данными по счетам, и моя обязанность — указать, что это грозит провалом. Юрист, дорожащий своей лицензией и репутацией, никогда не берется за сомнительные дела, где все шито белыми нитками.

Юрист должен проверить, правильно ли оформлены документы и насколько они достоверны. В Хоум-офисе никто не будет задавать наводящие вопросы и спрашивать, откуда у вас деньги, если что-то выглядит подозрительно. Им легче отказать, если есть хоть один повод это сделать, нежели тратить время и финансы на дополнительный запрос документации. Обычно такие запросы сугубо технические.

— Инесса, в этом году наконец случился «Брексит» и статус проживающих в стране граждан ЕС окончательно изменился. Увеличилось ли количество обращений с их стороны?

— Да, обращаются и те, кто не смог получить документы по Settlement Scheme, и те, кто до конца не верил в то, что «Брексит» случится. Хоум-офис предоставил все возможности оформить легальный статус, но дело осложнилось тем, что, помимо «Брексита», в стране случилась пандемия.

Многие граждане действительно не понимали до конца, что наступит время, когда они не смогут приехать в Великобританию на прежних условиях. На границе их спрашивают о цели визита. Диалог выглядит примерно так: «Я приехал поступать в университет».— «До свидания, вот ваш следующий рейс». После «Брексита» заявленная цель должна соответствовать вашей визе. Теперь по европейскому паспорту без британского статуса или визы гражданин страны — члена Евросоюза имеет право приехать только либо в качестве туриста, либо чтобы посетить знакомых, родственников и т. д.

— Как вы думаете, введет ли британское правительство послабления в связи с кризисной ситуацией на рынке труда после «Брексита»?

— Думаю, что да. Они и так снизили требования к Skilled Worker visa. Плюс появилась новая визовая категория — она опять-таки возвращает нам студентов, которые могут теперь оставаться и работать на территории Великобритании после окончания вуза. Британия понимает, что нужно привлекать рабочую силу. Я думаю, что будут еще некоторые легкие послабления, возможно, в строительной сфере для сезонных работ.

— Как долго хранится клиентская информация в вашей фирме? Например, если я была вашим клиентом два года назад, я могу обратиться повторно, не рассказывая свою иммиграционную историю еще раз?

— Информация хранится семь лет. После закрытия кейса клиент всегда получает письмо, где как раз прописывается такой минимальный срок хранения информации. Кроме того, в нашей компании есть старожилы, которые знакомы с делами большинства клиентов. Многие клиенты, начиная работать с нами, делают это вплоть до получения гражданства, а потом подрастают их дети, нужна бывает помощь друзьям и родственникам. Сотрудничество может длиться десять лет и дольше. Клиент и юрист привыкают друг к другу, рождается доверие. На этом и стоим.

Беседовала Ксения Дьякова-Тиноку

Подписывайтесь на нашу рассылку
Хотите получать главные новости недели в одном письме?
Подписывайтесь на нашу рассылку

Вам может быть интересно

Все актуальные новости недели одним письмом

Подписывайтесь на нашу рассылку