Cyprus invetment scheme Гражданство Кипра (ЕС) через инвестиции Второй паспорт и право жить в любой из 28 стран ЕС, включая Великобританию Паспорт ЕС всего за 180 дней для всей семьи Широкий выбор недвижимости под инвестиции Инвестиционный срок — 5 лет Безвизовый режим со 173 странами Право жить в Великобритании и оформить гражданство через 6 лет Бесплатная консультация Гражданство Кипра (ЕС) через инвестиции Второй паспорт и право жить в любой из 28 стран ЕС, включая Великобританию Бесплатная консультация
  • Инвестиции от €2 150 000
  • Паспорт ЕС всего за 180 дней для всей семьи
  • Широкий выбор недвижимости под инвестиции
Бесплатная консультация
  • Инвестиционный срок — 5 лет
  • Безвизовый режим со 173 странами
  • Право жить в Великобритании и оформить гражданство через 6 лет
Бесплатная консультация

В Великобритании проходят выборы, которые решат судьбу страны на десятилетия вперед

В Великобритании проходят выборы, которые решат судьбу страны на десятилетия вперед

В Соединенном Королевстве сегодня проходят важнейшие в современной истории выборы, ставшие, по сути, референдумом. Британцам предстоит решить, идет ли их страна на исторический разрыв с ЕС или вновь погружается в бесконечные переговоры, де-факто постепенно отказываясь от «Брексита». Между тем, пока политики спорят о ближайшем будущем страны, становится все более очевидно, что никто из них не готов предложить британцам хоть какое-то видение будущего более отдаленного. С подробностями из Лондона — корреспондент “Ъ” Алексей Наумов.

Банду Корбина под суд

«Не дайте стране проснуться утром в пятницу, 13-го, и обнаружить кошмар наяву — правительство (лидера лейбористов.— “Ъ”) Джереми Корбина и (лидера Шотландской национальной партии.— “Ъ”) Николы Стёрджен»,— пугал читателей премьер-министр Великобритании Борис Джонсон в колонке на страницах Daily Mail.

По словам главы британского правительства, любой исход кроме победы консерваторов закончится трагически: бесконечным «днем сурка» со спорами вокруг «Брексита», референдумами и бездействием властей на фоне кризиса системы здравоохранения и полиции, наплывом мигрантов и, как следствие, утратой всякой веры народа в британскую демократию. «Все встанет, потому что политики будут заняты организацией референдумов годами, если не десятилетиями. Этот будет полный кошмар»,— предостерегал сограждан премьер-министр.

Зато, по словам господина Джонсона, в случае его победы страну ждут головокружительные успехи: процветание и экономический рост, инвестиции в здравоохранение и безопасность, а также переход на «австралийскую систему иммиграции», когда желающие переехать в страну будут получать баллы исходя из своего возраста, уровня владения английским языком, образования и профессиональных навыков.

Мы должны положить конец затору в парламенте, преодолеть неопределенность, сковывающую нашу страну, завершить "Брексит" и восстановить доверие к нашей демократии»,— провозгласил Борис Джонсон.

Его колонка — своего рода программный манифест, очерчивающий для массового читателя приоритеты политика. Показательна и площадка — таблоид Daily Mail, а не традиционный рупор консерваторов Telegraph. Господин Джонсон делает упор именно на «Брексит» и на его скорейшее завершение, видя в нем как важнейшее условие обретения страной свободы, так и символический триумф демократии, так как выход из ЕС был поддержан большинством британцев на референдуме в 2016 году.

Борис Джонсон родился 19 июня 1964 года в Нью-Йорке. По линии отца он приходится родственником британским монархам, по материнской — имеет российские корни. Некоторое время семья Джонсонов жила в Нью-Йорке, потом отец, известный литератор Стэнли Джонсон, был избран в Европейский парламент от Консервативной партии. Юный Борис жил то в Англии, то в Бельгии

Позже Джонсон-старший перешел на работу в Еврокомиссию, а его сын отправился в самую знаменитую из английских частных школ — Итон. После Итона был Оксфорд, а после Оксфорда — работа в главной британской газете — The Times. В 1988 году ему пришлось оставить The Times. Выяснилось, что в одной из своих статей он выдумал цитату, приписав ее известному ученому. Позже он работал в The Daily Telegraph в Брюсселе, сотрудничал с газетой The European Community, печатался в журнале The Spectator

В 2001 году он был избран в Палату общин британского парламента. В 2003-м назначен председателем Консервативной партии, в 2004-м стал теневым министром культуры. В 2007 году Борис Джонсон выставил свою кандидатуру на выборы мэра Лондона. Будучи кандидатом в мэры, призывал голосовать за него, обещая: «У вашей жены увеличится грудь, а ваши шансы водить BMW M3 возрастут!» Называл африканцев «негритятами с улыбками до ушей»

В мае 2008 года он выиграл выборы мэра Лондона, став первым консерватором на этом посту. Работа транспорта в городе была налажена, преступность сократилась на 20%. Борис Джонсон подготовил Лондон к Олимпиаде 2012 года. В том же 2012 году он вновь одержал победу на выборах мэра, а в 2015 году, сохранив за собой эту должность, вернулся в парламент и стал едва ли не самой заметной фигурой среди консерваторов

В 2016 году он открыто выступил за выход страны из ЕС и сообщил, что намерен оставить пост мэра и потратить все силы на то, чтобы убедить избирателей проголосовать за выход из ЕС на референдуме. После голосования он отказался бороться за пост премьер-министра и возглавил МИД в правительстве Терезы Мэй

За долгую журналистскую и политическую карьеру он успел наговорить очень много. Однажды он заявил, что 44-й президент США Барак Обама испытывает «неприязнь к Британской империи на уровне предков». Хиллари Клинтон он назвал «садистической медсестрой в сумасшедшем доме»

Европейский союз он как-то сравнил с Третьим рейхом и написал сатирическое стихотворение со строками об эротических отношениях Реджепа Тайипа Эрдогана и козла. За яркие и неоднозначные высказывания Бориса Джонсона сравнивают с президентом США и называют «Трампом, знающим латынь»

На посту главы МИД Борис Джонсон продолжил политику предыдущего кабинета в финансировании лагерей беженцев и выдаче грантов на учебу, бизнес и строительство инфраструктуры на местах, тем самым сокращая потоки беженцев с Ближнего Востока в Британию

Он активно занимался продвижением «мягкой силы» страны. И, что важно для самих британцев, зарекомендовал себя как человек, который не боится принимать жесткие решения и не поступается принципами

Его главным испытанием на посту министра иностранных дел стало отравление в Солсбери, которое, по мнению британской стороны, было совершено сотрудниками российской военной разведки

Несмотря на прежние высказывания Бориса Джонсона и проблемы с «Брекситом», министру удалось добиться поддержки британской точки зрения в мире, в первую очередь в Европе и в США. Демонстрацией этой поддержки в числе прочего стала высылка российских дипломатов из десятков стран мира

Будучи мэром Лондона, Борис Джонсон часто передвигался по городу на велосипеде. Но после перехода в правительство британская полиция запретила ему этот вид транспорта по соображениям безопасности

На посту министра Борис Джонсон пробыл до середины 2018 года. В июле 2018-го он подал в отставку, заявив, что не может более поддерживать правительственную точку зрения по «Брекситу»

Еще в 2013 году, говоря о своих амбициях стать премьер-министром, Борис Джонсон сказал журналисту BBC: «Если мяч вдруг выпадет у кого-нибудь из рук, чего, разумеется, не случится, было бы очень здорово попробовать»

Русское здоровье

Основной соперник Бориса Джонсона, лейборист Джереми Корбин, отодвигает «Брексит» на второй план, сосредотачиваясь на традиционных для членов его партии социальных темах. В первую очередь это дополнительное госфинансирование национальной системы здравоохранения (NHS) — введенной в действие в 1948 году всеобщей системы страхования, бесплатной и высоко ценимой британцами.

Ее символическое значение трудно переоценить — именно NHS британцы чаще всего называют основной причиной национальной гордости. По этому показателю она обгоняет и монархию, и ВВС, и вооруженные силы страны.

Лейбористы старательно цитируют статистику филиалов NHS, которые описывают печальную ситуацию: в разных регионах страны обозначено несколько сотен проблем, классифицируемых как «экстремальные» и «катастрофические». Они в первую очередь связаны с недофинансированием, недостатком персонала (в первую очередь квалифицированных медсестер) или неэффективной работой частных подрядчиков.

Неоднозначную картину демонстрирует и статистика — в целом система позволяет защитить британцев от высоких расходов на лечение, но обеспечивает относительно низкую выживаемость при онкологических заболеваниях, сердечных приступах и инсультах. По данным исследовательской организации King's Fund, британская NHS оказывается хуже практически всех аналогичных систем в странах Запада по количеству врачей, медсестер и больничных коек на душу населения.

Лейбористы, считая, что ситуация с NHS «на грани краха», винят в проблемах именно консерваторов и их политику снижения госрасходов, принятую после кризиса 2008 года. Если с 1940-х годов расходы на медицинское страхование населения в среднем росли на 4% в год — а при премьер-министре Тони Блэре на 6%,— то с 2010 года рост финансирования ограничен 1% ежегодно.

Джереми Корбин превратил «страховой вопрос» в мощное политическое оружие, обещая добиться подвижек на этом направлении в течение первых 100 дней у власти. А заодно обещает британцам четырехдневную рабочую неделю.

Борис Джонсон в ответ обещает нанять 30 тыс. новых медсестер и обеспечить ежегодный рост финансирования NHS на уровне, превышающем инфляцию. Своего оппонента он считает неспособным решить ни этот, ни другие социальные вопросы. «Огромные расходы, огромные долги, огромные налоги и четырехдневная рабочая неделя. Представьте, что корбиновская четырехдневка сделает с общественными службами. Что будет с очередями к врачу или в реанимацию, что будет с записями к врачам общей практики?» — задавался вопросом премьер в колонке для Daily Mail.

Именно вопрос NHS, кстати, оставил на британских выборах «русский след». Джереми Корбин в конце ноября на пресс-конференции продемонстрировал документы, якобы излагающие подробности переговоров между США и Великобританией о новой торговой сделке, которую стороны могут заключить после «Брексита». Как утверждал господин Корбин, из их содержания было ясно: США требуют «обсудить NHS», то есть допустить свои фармацевтические компании на британский рынок, что, по словам господина Корбина, приведет к росту цен на лекарства и «продаже NHS». Борис Джонсон не опроверг подлинность документов, но заявил, что никакая «продажа NHS» там не обсуждается. Лидер лейбористов отказался раскрыть источник, предоставивший ему расшифровку переговоров, однако в начале декабря администрация ресурса Reddit сообщила, что их загрузили на сайт во время «скоординированной кампании», инспирированной, по некоторым сведениям, Россией. Первые сведения о документах появились на ресурсе еще 21 октября.

Оставила свой «след» Россия и на господине Джонсоне: премьер-министр по неизвестной причине отказался до выборов публиковать уже готовый доклад спецслужб о влиянии Москвы на референдум по «Брекситу» и о финансировании партии консерваторов. Тем не менее, по данным знакомого с ситуацией собеседника “Ъ” в Лондоне, шокирующих фактов в документе нет и задержка с его обнародованием не повредит национальной безопасности Великобритании.

По данным социологов, победа на выборах должна достаться Борису Джонсону.

Один из самых авторитетных опросов — компании YouGov, успешно предсказавшей результаты предыдущих выборов,— показал, что консерваторы вероятнее всего получат большинство примерно в 28 мест. Соответственно, господин Джонсон получит возможность претворить в жизнь все намеченные планы.

Однако авторы исследования подчеркивают: прогноз есть прогноз, и ситуация «подвешенного парламента» — без большинства той или иной партии — все еще не исключена.

История на глазах

Британия вновь стоит на пороге выборов, способных определить будущее страны на годы и даже десятилетия вперед. В последнее время Соединенное Королевство принимает такие судьбоносные решения с частотой примерно раз в 20 лет.

В 1979 году победа консерваторов во главе с Маргарет Тэтчер положила конец системе «послевоенного консенсуса» с его высочайшим уровнем огосударствления экономики и всесилием профсоюзов, приведшим к бушующей инфляции и безработице. «Зима недовольства» 1978–1979 годов — время массовых забастовок рабочих госсектора, ознаменованное горами мусора в Лондоне и складированием непогребенных тел на фабрике неподалеку от Ливерпуля,— закончилась тэтчеризмом, строгой финансовой дисциплиной и масштабной приватизацией.

В 1997 году победа «новых лейбористов» во главе с Тони Блэром ознаменовала возвращение партии на политический Олимп. Англия начала делиться властью с Шотландией, Уэльсом и Северной Ирландией. Британцы получили гарантированную минимальную зарплату, масштабные инвестиции в образование и здравоохранение, формальное признание Европейской конвенции по правам человека.

И вот голосование 2019 года должно решить судьбу «Брексита» и Великобритании. Но в речах нынешних лидеров — ни Бориса Джонсона, ни Джереми Корбина — почти нет места образу страны в будущем, в «послебрексите».

Куда пойдет Великобритания? На кого будет ориентироваться — попытается сблизиться с США или вновь вернуть влияние на бывшие колонии, ныне входящие в Содружество? Или попытается стать «европейским Сингапуром», снизив налоги и установив максимально благоприятный правовой режим для бизнеса?

На эти вопросы ответов нет. Их, возможно, предстоит дать уже следующему «историческому голосованию».

КоммерсантЪ

Подписывайтесь на нашу рассылку
Хотите получать главные новости недели в одном письме?
Подписывайтесь на нашу рассылку

Вам может быть интересно

Все актуальные новости недели одним письмом

Подписывайтесь на нашу рассылку