100 лет революции. Британское наследие Романовых

История принцессы Ольги Андреевны, внучатой племянницы Николая II: новое поколение Романовых, не знающее русского языка

100 лет революции. Британское наследие Романовых

О царской династии Российской империи в этом году не написал только очень равнодушный. Новые подробности о жизни ее потомков, которых революция жестоко разбросала по всему земному шару, всплывают то в Европе, то в США, то в самой России. Пользуясь географическим положением, мы решили рассказать о принцессе Ольге Андреевне Романовой, или Романофф (Romanoff), как еще ее отец стал себя называть, когда навсегда переехал в Великобританию.

Внучатая племянница последнего царя Российской империи, дочь финской аристократки с шотландскими корнями, Ольга, кажется, не претендует на высокие титулы и звания, просит не называть ее принцессой, говорит о себе с большой иронией, любит рассказывать пикантные подробности из жизни своих предков и очень располагает к себе простой и непринужденной беседой. 

При этом великое наследие не может кануть в Лету, не оставив следа. К столетию революции принцесса Ольга выпустила книгу, в которой рассказала о том, что знала и помнила о своем отце, князе Андрее Александровиче Романове, его родственниках и о своей матери — княгине Надин, урожденной МакДугал. 

Название «Принцесса Ольга: дикая и босоногая» выдает содержание мемуаров. Листая страницы, читатель окунается в мир девочки из аристократической семьи, родители которой очень сильно ее оберегают, не пускают в школу и организовывают домашнее обучение, всячески прививают образ жизни, достойный настоящей принцессы и, как часто оказывается, очень скучный для нее самой. Достаточно популярный на первый взгляд сюжет сопровождается уникальными воспоминаниями о побеге членов царской семьи от преследования большевиков, рассказами о проданных и утерянных богатствах Романовых, подробностями отношений первых представителей британской короны и ее ближайших родственников из России, историями переплетения судеб скандинавских аристократов и шотландских кланов. 

В 2014 году в интервью одному из британских изданий принцесса сказала, что книгу писать не собирается, так как не чувствует в себе потенциала, но наличие соратников и опытного пиарщика могут кардинально изменить ситуацию. И спустя три года воспоминания принцессы Ольги Романовой с дополненными историческими подробностями от соавтора Корин Холл приобрели литературную форму. 

Перед читателем предстают обычные люди со своими пристрастиями, страхами и слабостями, не только физическими, но и моральными. «Моя мать невероятно рассердилась бы, если бы узнала, что я написала такую книгу. О подобных вещах вообще никто не рассказывает. К примеру, когда кто-то был болен, мы никогда об этом не говорили. Быть больным — это грех. Так было воспитано то поколение. О болезнях говорить нельзя, — объяснила Ольга. — Тем не менее мама меня, безусловно, поняла бы, зная, что книга издана с целью поддержания нашего родового имения в Провендере (графство Кент на юго-востоке от Лондона — прим. ред.)».

История Провендера для семьи Боргстрем (со стороны матери принцессы) началась в 1890 году, когда прабабушка Ольги, Констанс, сняла его в аренду. В 1912 году его выкупила Сильвия, бабушка принцессы. Там же в 1949 году поселилась Надин со своим супругом Андреем Александровичем, и они провели в нем всю оставшуюся жизнь. После смерти супруга, когда Надин стала болеть и больше не имела средств на поддержание дома, он пришел в сильное запустение. Спустя годы после смерти матери Ольга решила восстановить имение, где сейчас принимает туристов и проводит экскурсии.

Надо отметить, что дому и в самом деле отводится в книге особенное место. Он выступает не менее значительным героем, чем царские особы. Дом, в котором Ольга родилась и выросла, описан в мельчайших подробностях. У читателя в результате остается ощущение полного присутствия, а также желание воочию убедиться в наличии уникальных фотографий, картин, драгоценностей и даже привидений, которые, по словам принцессы, издавна обитают в поместье. 

«Родители делали все самое лучшее для меня… Я делаю все с точностью до наоборот» 

Много внимания в книге Ольга уделяет своей матери. Надин Ада Сильвия МакДугал, дочь шотландца Герберта МакДугала и Сильвии Боргстрем, вышла замуж за Андрея Александровича Романова в достаточно взрослом (как тогда считалось) возрасте, а спустя 8 лет, в 42 года, 8 апреля 1950 г. она родила первую и единственную дочь — Ольгу. 

На страницах мемуаров разворачивается своего рода диалог уже взрослой женщины со своей мамой, с которой отношения складывались  непросто. «Моя мать была очень эксцентричной женщиной Эдвардианской эпохи и соответствующих идеалов. Все, что бы ты ни делал, было замечено. Меня очень опекали в детстве. Отец к тому моменту вырастил уже троих детей от первого брака, поэтому мое воспитание в основном было переложено на маму. Помня о своем ужасном времени в школе, она решила обучать меня дома. Родители делали все самое лучшее для меня, во всяком случае они так считали», — рассказала принцесса. На вопрос о том, воспитывает ли она так же своих детей, Ольга ответила: «Я делаю все с точностью до наоборот. Они мне даже иногда говорят, что я давала им слишком много свободы. Мне очень многое запрещалось, поэтому моим детям было позволено гораздо больше: прыжки с парашютом, параглайдинг — все что угодно. Я получала большое удовольствие, наблюдая за ними».

При этом Ольгу как позднего и самого младшего ребенка невероятно баловали, особенно этим «грешил», конечно же, добрый папа. Она во многом на него похожа. Князь очень не любил торжественные приемы, парадную одежду и долгое времяпрепровождение в обществе. При встрече с Ольгой в это охотно верится. Она и сама любит джинсы гораздо больше, чем бальные платья, не носит броских драгоценностей в повседневной жизни. Сходство с отцом у нее проявляется не только в одежде. Голубые глаза и светлые волосы выдают славянские корни, принадлежность к дому Романовых, но вот типично английская манера разговора с некоторым шотландским акцентом сразу дает понять, как мало она имеет общего с культурой и ментальностью России. 

«Мой отец говорил на пяти языках, но сны ему снились на русском. Со мной, в отличие от своих братьев и детей от первого брака, он по-русски не говорил, потому что мать не знала языка. Если бы папа говорил со мной на русском с самого детства, я бы его знала, но надо было видеть усилия моей гувернантки научить меня французскому (улыбается)! Мой средний сын начинал учить русский, когда участвовал в украинской версии шоу “Холостяк”. Его обучение закончилось, когда дело дошло до грамматики», — поделилась принцесса.

На вопрос о наличии любимых русских писателей или композиторов Ольга без доли сомнения и неловкости ответила: «Я выросла в 60-е, когда все слушали “Битлз” и Элвиса Пресли, но мои родители думали, что классическая музыка — это что-то, с чем люди рождаются, поэтому никогда не прививали мне почему-то любовь к классике. Хотя мне очень нравились казацкие песни». С литературой произошла примерно та же ситуация: «Я в основном читала беллетристику, такую как “Джеймс Бонд”». 

О женщинах и карьере…

«Я бы очень хотела построить карьеру. И если бы мне кто-то сейчас предложил, я бы с радостью согласилась. Но я никогда ничего не делала такого, что могло бы помочь мне в будущем. Моя мать считала, что мне достаточно будет удачно выйти замуж. Тогда время было такое — женщины занимались домом и детьми. Много позже, когда я оказалась в затруднительном финансовом положении, я говорила маме — как жаль, что она не позволила мне учиться дальше и делать карьеру. Она согласилась, сказала, что из меня получился бы толк, но в ее времена мозги у женщины считались недостатком, они отпугивали мужчин. Это, конечно же, полная чепуха. Если бы моя дочь такое услышала, она была бы в ярости», — рассказала принцесса

Несмотря на множество подробностей из личной жизни родственников, Ольга ничего не написала о своих отношениях с мужем — английским бизнесменом. С ним она рассталась в конце 80-х, прожив вместе 14 лет и воспитав двоих сыновей и дочь. «Я об этом не говорю. Те, кто хотят, прочитают все между строк».

К слову, в мемуарах Ольга охотно делится воспоминаниями о том, как ее прочили в невесты принцу Чарльзу (но как раз тогда же на королевском небосклоне появилась Диана Спенсер), и о размолвке с принцессой Анной (старшая дочь королевы Елизаветы II — прим. ред.) из-за общей симпатии к одному молодому офицеру, который провожал домой то одну, то другую. На очередном балу они втроем сошлись в танце, где Анна «подняла свою королевскую ступню и со всей силы ударила меня по ноге. Боль была невыносимой, а синяки сходили еще несколько недель».

О России и утерянном наследстве…

«Мой папа говорил, что в России никогда не будет другого царя, никогда. Не политикам это решать, а людям. Быть может, у них он уже есть, в некотором смысле… Но я не распространяюсь о политике и стараюсь о ней не думать».

На тривиальный вопрос, чувствует ли себя Ольга русской, она ответила, что в России — да.

В мемуарах Ольга достаточно много внимания уделяет описанию и истории драгоценностей царской семьи. Часть из них пропала при переезде, что-то сохранилось и было перевезено в Лондон. С началом британской жизни, уже после революции, ее отец Андрей Александрович стал постепенно продавать украшения и другие ценности за неимением другого дохода. «К сожалению, я вынуждена была продать инвентарную книгу своей бабушки, где она от руки рисовала все украшения. Эта книга сейчас в России», — говорит Ольга.

«Я никогда не жила как принцесса в замке. Я родилась в Провендере, загородном доме, и все, кто меня там знают, обращаются просто по имени. Мне известно, как дорого содержать загородный дом, и даже не представляю, сколько будет стоить поддержание целого замка», — сказала Ольга. При этом она все еще может претендовать на внушительные участки земли в Крыму, которые до революции принадлежали ее дедушке — великому князю Александру Михайловичу. Она даже когда-то посещала те места, видела дом, в котором он жил, часовню, где первый раз женился его сын, отец Ольги, и даже нашла тропинку, ведущую прямиком к резиденции императора — Ливадийскому дворцу. «Мой старший брат (сын князя Андрея Александровича от первого брака — прим. ред.) ездил в Екатеринбург в начале 90-х. Когда состоялся вывоз останков императорской семьи, он сказал: “Вы вообще понимаете, какая большая территория в Крыму принадлежит мне?” На что ему ответили: “Да, знаем, но вы сначала попробуйте это доказать”. Но я и сама не могу, конечно, ничего [документы] найти и не думаю, что даже если бы нашла, то это что-либо изменило. Хотя кто знает. Политическая ситуация не стабильна. Было бы, конечно, здорово получить что-то назад, не только мне, но и моему брату и нашим семьям».

При этом принцесса Ольга Романова не огорчена, и своим прошлым она весьма довольна: «Мой друг однажды спросил меня, сделала ли бы я те же ошибки, если бы могла вернуть время назад. Я ответила, что сделала бы, потому что, делая их, я отлично проводила время».

Марианна Моденова

Подписывайтесь на нашу рассылку
Хотите получать главные новости недели в одном письме?
Подписывайтесь на нашу рассылку

Вам может быть интересно

Все актуальные новости недели одним письмом

Подписывайтесь на нашу рассылку