«Борис Джонсон был непривычно серьезен». Корреспондент «Ъ FM» в Лондоне — о вступлении политика в должность премьер-министра

«Борис Джонсон был непривычно серьезен». Корреспондент «Ъ FM» в Лондоне — о вступлении политика в должность премьер-министра

Борис Джонсон официально стал премьер-министром Британии. На аудиенции королева Елизавета II поручила ему сформировать правительство. После встречи с монархом политик отправился в резиденцию британских премьеров на Даунинг-стрит, 10, где выступил с первой речью в качестве главы правительства. Подробности церемонии ведущему Рамазу Чиаурели рассказал собственный корреспондент «Коммерсантъ FM» в Лондоне Андрей Остальский.

— Что известно о церемонии передачи полномочий? Что происходило в Букингемском дворце?

— Это отработанная церемония, которая происходит по одному и тому же сценарию, ничего в этом смысле нового не произошло. Сначала Тереза Мэй приехала и подала прошение об отставке. Королева эту отставку приняла, а потом они примерно полчаса беседовали, подводили итоги, обменивались любезностями. Тереза Мэй приехала со своим мужем Филипом, поэтому там были, разумеется, и такие семейные, межличностные разговоры. Этому положено тоже несколько минут уделить. А потом приехал Борис Джонсон. Различие было в том, что со своей супругой он сейчас разводится, а живет совсем с другой женщиной, которая ждала его, кстати, в резиденции премьер-министров на Даунинг-стрит, 10.

— Во дворец ее не пустили?

— Нет, не пустили, потому что это был бы практически скандал, учитывая, что он не разведен. Неважно, наверное, было бы, что они формально не женаты. Но когда эта дама фактически и юридически является его герлфренд, любовницей при живой супруге, то, конечно, Букингемский дворец не мог на такое согласиться. Поэтому он был один, его разговор с королевой примерно полчаса продолжался. Что там говорится — всегда тайна за семью печатями, и практически никогда никаких утечек не бывает. Так что мы об этом не узнаем, только всякие спекуляции — что королева обеспокоена ситуацией в стране и, возможно, могла попросить Джонсона не допустить распада Соединенного Королевства. Потому что она тоже слышала, что большинство членов Консервативной партии теперь говорят: «Да даже пусть Великобритания распадется, лишь бы "Брексит" произошел, для нас это приоритет». Наверное, услышав такие разговоры, королева могла или намекнуть, или прямо что-то в этом духе сказать, потому что она очень озабочена сохранением единства Великобритании. Еще сообщается, что монарх якобы могла поинтересоваться перспективами относительно того, кто будет канцлером казначейства, то есть министром финансов, а, может быть, и нет. Мы не знаем.

Но что стало действительно беспрецедентным, и никто не может вспомнить, когда что-либо подобное происходило раньше, так это протест.

У Букингемского дворца полицейские из эскорта впервые в жизни, наверное, вынуждены были соскакивать со своих мотоциклов и физически разрывать живую цепочку из людей, физически их выталкивать на тротуар. Только после этого Борису Джонсону удалось проехать и попасть на аудиенцию к королеве. Это действительно беспрецедентно абсолютно.

Протестующими были экоактивисты с соответствующими лозунгами, согласно которым происходит страшный кризис с климатом в мире, и это должно быть приоритетом. Но рядом с воротами Букингемского дворца, когда Борис Джонсон уже проехал внутрь, протестующие развернули огромную растяжку, на которой такими колоссальными буквами, видными с вертолетов, было написано требование проведения нового референдума о членстве в Европейском союзе. То есть среди активистов были и категорические противники «Брексита», по крайней мере, в той форме, в которой Борис Джонсон собирается его осуществить.

— На приеме у Елизаветы II Борис Джонсон, славящийся своей эксцентричностью, смог проявить свой характер?

— Так называемые эксперты по королевскому дому, которые там десятилетиями днюют и ночуют, лично знают и королеву, и весь двор, поэтому можно к ним, наверное, прислушаться, говорили в один голос, что Борис Джонсон располагает харизмой. Я могу, кстати, тоже это подтвердить — он действительно может обаять аудиторию. И один из его приемов — это как бы доверительность, что он вам что-то такое говорит, что другим, может быть, не скажет, он с вами вроде как заодно.

Так вот, эксперты подчеркивали, что с королевой это не сработает, она будет неприятно поражена, если с ней попытаются что-то подобное провернуть, продемонстрировать такую фамильярность.

Поэтому ему пришлось, наверное, очень серьезным джентльменом стать, каким-то совсем другим человеком.
Кстати, интересно, что после аудиенции у королевы Борис Джонсон в таком же расположении духа приехал и к резиденции премьер-министров на Даунинг-стрит. Он выскочил страшно энергичный, непривычно серьезный. Правда, он не удержался все-таки от игры слов, ведь Джонсон — остряк с филологическим уклоном, обожает всякие каламбуры. Но в остальном новый премьер был страшно серьезен, просто даже как-то дико на него смотреть в этой новой роли. Но, может быть, надо к этому привыкать.

— Все-таки в комментариях многочисленных специалистов какие настроения превалируют от прихода Бориса Джонсона? Все-таки надежда или опасения? Чего больше?

— Раскола. Те, кто за Бориса, за «Брексит» любой ценой, конечно, полны оптимизма, и им страшно нравится его энергия. Энергия его вообще не может не нравиться. Борис Джонсон полон решимости, он говорит, что сейчас мы за эту дверь зайдем и тут же начнем работать над решением проблем преступности, штат полиции, врачей резко увеличим, о стариках позаботимся. И все это перечисляется очень решительно, очень грамотно, четко, и производит отличное впечатление.

Конечно, противники «Брексита» любой ценой категорически против выступают. Они в своей риторике спрашивают — где Джонсон возьмет деньги на все это, и вообще вся энергия правительства, как и у Терезы Мэй, уйдет на «Брексит». Кроме того, стоит вопрос о 39 млрд фунтов, которые Великобритания по ранее заключенным договорам обязалась предоставить ЕС для различных проектов. В свое время Тереза Мэй всегда официально заявляла, что Британия — это страна, выполняющая свои юридические и международные обязательства, она не может от них отказаться. А вот теперь Борис Джонсон говорит: «А может».

КоммерсантЪ

Подписывайтесь на нашу рассылку
Хотите получать главные новости недели в одном письме?
Подписывайтесь на нашу рассылку

Вам может быть интересно

Все актуальные новости недели одним письмом

Подписывайтесь на нашу рассылку