Cyprus invetment scheme Гражданство Кипра (ЕС) через инвестиции Второй паспорт и право жить в любой из 28 стран ЕС, включая Великобританию Паспорт ЕС всего за 180 дней для всей семьи Широкий выбор недвижимости под инвестиции Инвестиционный срок — 5 лет Безвизовый режим со 173 странами Право жить в Великобритании и оформить гражданство через 6 лет Бесплатная консультация Гражданство Кипра (ЕС) через инвестиции Второй паспорт и право жить в любой из 28 стран ЕС, включая Великобританию Бесплатная консультация
  • Инвестиции от €2 150 000
  • Паспорт ЕС всего за 180 дней для всей семьи
  • Широкий выбор недвижимости под инвестиции
Бесплатная консультация
  • Инвестиционный срок — 5 лет
  • Безвизовый режим со 173 странами
  • Право жить в Великобритании и оформить гражданство через 6 лет
Бесплатная консультация

Чего ждать от нового премьер-министра Великобритании. Александр Аничкин — из Лондона

Многие ждали, что кампания по выборам нового лидера правящей Консервативной партии Великобритании затянется до осени. Однако английские тори подтвердили свою репутацию дисциплинированной и "брутальной" силы истеблишмента: быстро провели внутренние разборки, "зарезали" кого надо и выдвинули нового лидера — главного "силовика", министра внутренних дел Терезу Мей.

Фото: Dylan Martinez / Reuters
Фото: Dylan Martinez / Reuters

Именно она станет второй после Маргарет Тэтчер женщиной-лидером британских консерваторов и премьер-министром ведущей западной страны, первой в истории XXI века. Однако гендерный фактор сегодня мало кому приходит на ум: это отмечают, разумеется, но больше размышляют о том, какой она политик, Тереза Мей. И что смена власти в Лондоне обещает Европе и миру. Речь ведь идет о постоянном члене Совета Безопасности ООН, второй в Европе и пятой-шестой мировой экономике. Так кто она, новый лидер Великобритании?

Схватка в кулуарах

Впрочем, сначала несколько слов о необычных, прямо-таки удивительных обстоятельствах гонки за лидером. Необычное в том, что нынешний "курок" спустил брекзит — референдум о членстве Британии в Европейском союзе. Многие упрекают теперь уже бывшего премьер-министра Кэмерона в решении провести этот референдум, даже в "низкой политической культуре". Мол, демократия — дело скользкое, осторожней с ней надо, или вообще лучше без демократии, как-то так, одной видимостью можно обойтись. Нет, нельзя было — было дано обещание избирателям, парламент принял акт (закон) о проведении референдума. Итог: избиратели проголосовали. Кэмерон, выступавший за сохранение членства в ЕС, ушел в отставку, соблюдая давно установившуюся джентльменскую традицию: проиграл — уходи.

Ушел, оставив друзьям и противникам разбираться с заваренной кашей. Противники, однако, убоявшись достигнутой победы, разбежались по углам. Снял свою кандидатуру популярный и в России Борис Джонсон, лохматый блондин-велосипедист, наследник турецких подданных (у него при всем безупречном английском аристократизме действительно турецкие корни, и вопрос о возможном вступлении Турции в ЕС использовался брекзитерами вовсю во время кампании). Не набрал голосов в свою поддержку и министр юстиции Майкл Гоув, "друг" Бориса, в последнюю минуту его "зарезавший" заявлением о том, что Джонсон-де не подходит на роль лидера и что он, Гоув, будет баллотироваться в премьеры. Это поистине шекспировское предательство коллеги-тори ему не простили: Гоув потерял кредит доверия и поддержку среди коллег-парламентариев. Министр энергетики Андреа Ледсом набирала серьезные очки, но попала впросак: в интервью "Таймс" оскандалилась, сказала, что лучше подходит на роль лидера страны, потому что у нее есть дети, а у Терезы Мей — нет. В британской политической этике, как, впрочем, и в общечеловеческой, это непростительно: удары "ниже пояса" сразу выводят тебя из респектабельного поля. Тем более что Мей некоторое время назад сообщила: у них с мужем просто не может быть детей. Ледсом два дня спустя после "прокола" объявила: снимает свою кандидатуру.

И вот в итоге не осталось никого, кроме Терезы Мей. Она буквально автоматом стала новым лидером партии и, соответственно, премьер-министром.

Дочка священника

Теперь о ней самой. Тереза Мей — истая англичанка, родилась в Суссексе, одном из так называемых домашних, то есть коренных графств Англии. Ее отец был викарием, что в иерархии Англиканской церкви означает — приходским священником. В те времена, в 50-е, викарий был столпом общества, разбирал соседские и семейные конфликты, наставлял заблудших и помогал нуждающимся. В отличие от многих англичан, которые заявляют о себе в анкетах none — "без религии", Тереза Мей сохранила и верность церкви, и верность ее социальной миссии. Комментаторы относят ее к твердо-правому крылу Консервативной партии, но одновременно и к тем тори, кто считает важной социальную ответственность, служение народу, нуждающимся. Одно из ее известных высказываний, еще когда консерваторы находились в оппозиции: наша проблема в том, что нас считают nasty party — "партией гадких".

Социальный акцент многие обозреватели отметили в программной речи Мей перед тем, как стало известно о ее победе. На встрече с избирателями в Бирмингеме она говорила о единой нации, о том, что недопустим раскол в обществе. "Сейчас, если ты родился бедным, ты умрешь в среднем на девять лет раньше других,— говорила она.— Если ты черный, с тобой круче обходится криминальная юстиция, чем если бы ты был белым. Если ты белый парень из рабочего класса, у тебя меньше, чем у других, шансов, что ты попадешь в университет. Если ты учишься в государственной школе, ты вряд ли попадешь в ряды высших профессионалов, по сравнению с теми, кто получает частное образование. Если ты женщина, ты по-прежнему зарабатываешь меньше, чем мужчина. Если у тебя психические отклонения, проблемы, слишком часто тебе не к кому обратиться за помощью. Если ты молод, тебе труднее, чем когда-либо раньше, обрести свой собственный дом..."

Понятно, это предвыборная речь с оглядкой на возможные в ближайшем будущем всеобщие выборы, но все же трудно найти что-либо похожее в дискурсе предшественников-тори с таким же сильным обращением к нуждам обездоленных. Как это выльется в конкретную политику ее кабинета — это уже другой вопрос.

Модница в Вестминстере

Терезе Мей в октябре исполнится 60. Она, как считают, в хорошей форме, хотя известно, что больна диабетом, делает ежедневные инъекции инсулина. Случай с иммигрантскими билбордами, конечно, несколько повредил ее политической репутации, но не испортил репутацию главной модницы в партии и даже, может быть, во всем парламенте. На одном из съездов партии тори она произвела сенсацию, когда вышла выступать в брючном костюме темно-зеленого тартана (шотландки) — цветов знаменитого полка шотландских горцев (гайлендеров) Black Watch — "Черная стража", воевавшего и в Крымскую войну.

Аудитория невольно присвистнула не только потому, что большинство было одето в безлично-деловое, но еще и потому, что в костюме узнали точно такой, в котором за несколько дней до этого папарацци засняли 21-летнюю супермодель Кару Делевинь. Мей и сейчас, несколько лет спустя, часто появляется в этом же костюме. Наверное, это у нее как талисман "счастливое платье".

Еще больше газетных чернил и эфирных минут ушло на обсуждение ее туфелек, каблучки которых были инкрустированы хрусталем. Выяснили, что и костюм, и туфли выбраны были патриотично британского производства. Шотландский наряд — от Вивьен Вествуд, а туфли — от "Рассел и Бромли". Для любителей прозрачности: туфли стоили 215 фунтов и были задекларированы Мей в парламентском регистре деловых интересов. Но не потому, что у нее акции в компании, а потому что постоянный клиент и получает право на скидку при каждой новой покупке.

И еще одно замечание напоследок. Когда во главе государства или правительства стоит мужчина, его супругу называют "первая леди". Как быть, когда в лидерах женщина? Тереза Мей давно, почти 40 лет, замужем за своим другом со студенческих времен банкиром Филипом Меем. Близкие говорят о нем как о жизнерадостном, дружелюбном человеке. И пока аналитики обсуждают политику, карикатуристы и скетч-райтеры соревнуются — сможет ли новый "первый муж" переплюнуть по популярности известного выпивоху мужа Тэтчер Дениса? Денис, кстати, заслужил большое уважение у мужчин-политиков своим умением оставаться в тени, но морально поддерживать "железную" Мэгги в самые трудные моменты. А с другим "первым мужчиной" — мужем королевы, принцем Филиппом,— стал закадычным другом. Как впишется в новый формат Филип Мей?

Конкурентная среда

Станет ли Тереза Мей новой "железной леди", как Маргарет Тэтчер, этого никто еще не знает. Но многие обозреватели отмечают, что новому премьеру придется показывать себя в особой конкурентной среде. Речь о том, что сегодня, четверть века спустя после ухода Тэтчер, практически все ведущие политические партии Британии возглавляют женщины! За малым пока исключением — кроме либерал-демократов и лейбористов. Впрочем, у лейбористов, главной оппозиционной силы, есть шанс от этого "пока" избавиться: после брекзита в партии бушует фронда — члены парламента от оппозиции в большинстве отказали в доверии своему лидеру, представителю крайне левого крыла Джереми Корбину. Перчатку ему бросила Анджела Игл. Если она преуспеет, то вполне вероятно, что тогда в политических лидерах Великобритании останутся только дамы. Смотрим: премьер — Тереза Мей, теневое правительство — Анджела Игл; третья по числу депутатов, Шотландская национальная партия — лидер Никола Стерджен, валлийская национальная партия "Плайд Камри" — лидер Лиэнн Вуд, популярная, хоть и мало представленная в парламенте партия зеленых — лидер Кэролайн Лукас. Кроме того, и шотландскую лейбористскую и консервативную тоже возглавляют женщины. У шотландских консерваторов сильный лидер, восходящая звезда британской политики Руфь Дэвидсон к тому же еще и открытый представитель ЛГБТ. У консерваторов!

Слышу вопрос: что, совсем мужиков не осталось в политике, что ли? Остались. Но женский голос звучит теперь гордо, наравне с мужским, и ничего в этом плохого, конечно, нет.

Исполнить брекзит

Первый и главный вопрос у нового премьера и ее будущего правительства: как быть с брекзитом? Мей выступала против во время кампании, но референдум дал другой результат — за выход из ЕС. Как тут быть политику? Официально и твердо Тереза заявила: "Брекзит — это брекзит". Словом, как решили — так решили, другого быть не может.

Однако, как отметили все комментаторы, она при этом не сказала ключевое — что подаст в Брюссель заявку на введение в действие статьи 50 Лиссабонского договора о ЕС, описывающей механизм выхода из Союза. Так что ее слова можно толковать и как решимость довести брекзит до конца, и как решимость если не спустить на тормозах тектоническое решение, то оговорить такие условия выхода, которые дадут Британии маневр. Позволят и "оставаться" в Европе в рамках Европейской экономической зоны (ЕЭЗ), например как Норвегия и Исландия или как имеющая договоренности с ЕС Швейцария, и одновременно быть вне ЕС, в угоду и большинству электората, и сильной, агрессивной фракции брекзитеров в самой правящей партии. Придется балансировать на канате — настоящий аттракцион политического мастерства! Как бы то ни было, предстоят сложные переговоры и увлекательная политическая интрига, в основе которой и будущее Великой Британии, и Европейского союза, и единой европейской валюты, и общий политический пейзаж в мире.

Пятна на солнце

За новым премьером тянется длинный шлейф ошибок и сомнительных решений. Вот один эпизод. За иммигрантов, в том числе нелегальных, в Англии отвечает министр внутренних дел, главный "силовик" страны — Тереза Мей. Как и в России, вопрос о миграции один из самых жгучих. Под "мигрантами" понимают и всех европейцев, имеющих право свободно передвигаться и работать внутри ЕС, и иммигрантов из-за пределов ЕС, и беженцев, подпадающих под совсем другую статью.

Слышу вопрос: что, совсем мужиков не осталось в политике, что ли? Остались. Но женский голос звучит теперь гордо, наравне с мужским, и ничего в этом плохого, конечно, нет

Но в этой проблеме есть одно важное — недопустимость в политической риторике расизма и ксенофобии. Даже намек считается неприличным. Казалось бы, что такое приличие? Так, что-то неуловимое, летучее. Но это эфемерное в Британии может опрокинуть целую правительственную кампанию и заставить извиняться. Так и вышло: Мей в 2013-м пришлось извиняться за кампанию по борьбе с нелегальной иммиграцией с помощью мобильной рекламы. Тогда на грузовичках установили транспаранты с надписью: "Нелегально в Соединенном Королевстве? Отправляйся домой или будешь арестован". Текст сопровождала картинка с наручниками, статистика арестов за неделю и телефон, по которому нелегалу предлагалось добровольно сдаться властям. Операция продолжалась всего неделю, а билборды отправили разъезжать только по нескольким районам Лондона — посмотреть, что получится. Но и в ограниченном масштабе вышел конфуз. И прежде всего потому, что общественность сразу почувствовала нехороший душок.

В печати, среди общественных деятелей сразу поднялась критика. Даже представитель Партии независимости Соединенного Королевства (ЮКИП), ведущей силы брекзита, заявил, что проект — это "тревожное" проявление, от которого разит фашистской диктатурой. Это притом что партия ЮКИП сама быстро набирала очки именно за счет будирования проблемы мигрантов. А Управление по стандартам в рекламе, неправительственный регулятор, вынесло решение: билборды с надписью "Go home!" запретить.

Терезе Мей пришлось оправдываться, в итоге она признала: да, вышла ошибка. "Идея действительно неудачная, а инструмент выбрали грубый",— сказала она. А потом в парламенте произнесла то, что сейчас, говоря о ее характере, политические аналитики выделяют как ее сильную сторону: "Политикам следует не стесняться встать и взять на себя ответственность, когда они понимают, что что-то не получилось".

Речь идет о гибкости, умении изменить курс, признав, что что-то не получилось. Тогда это было сказано по конкретному случаю, но за этими словами — важная жизненная позиция. Может, даже политическая философия: не надо бояться ошибки, ее нужно исправлять. В таком подходе симпатизирующие новому премьеру видят ощущение силы, а не слабости, уверенности, а не малодушия. Правы ли они в оценках, скоро узнаем.

 

Визитная карточка - Английский характер

Из чего получился новый британский премьер-министр? Этот вопрос сегодня волнует многих.

Тереза Мей получила блестящее, но по английским меркам неаристократическое образование. Она училась в государственных, а не частных школах, в том числе в течение небольшого срока и в католической школе. Затем прошла курс в Оксфорде, но не по обычной для будущих политиков программе политика-философия-экономика, а по географии! После этого она работала долгое время в Центральном банке Англии и только потом решила пойти в политику.

В недавней радиопрограмме ВВС, очень личной, где участника просят рассказать о собственных взглядах и пристрастиях, а также выбрать любимую музыку, Мей призналась, что интерес к политике у нее вызвало участие в знаменитых оксфордских debating societies — студенческих дискуссионных клубах, где куется и оттачивается мастерство публичных споров.

А среди выбранных Мей аудиоклипов оживление у слушателей вызвали не Моцарт и не автор английских патриотических сюит Элгар, а другое — отрывок из сатирического сериала 80-х "Слушаюсь, господин министр", где высмеивался бюрократизм и предрассудки политиков и чиновников Великобритании. Там шла речь о государственной больнице, где на 500 администраторов не было ни одного врача и лишь один пациент....

 

прямая речь - Тереза Мей, избранное

До вступления в должность премьер-министра Тереза Мей была депутатом парламента почти 20 лет, в том числе министром и членом кабинета последние шесть лет. За это время картина страны и мира у нее сложилась четкая.

"Вы знаете, как нас, консерваторов, называют — "гадкая партия". Мы должны протянуть руку всем слоям нашего общества. Я хочу, чтобы мы были партией, представляющей всю Британию, а не мифическую "Среднюю Англию"" (2002 год).

"Высокий уровень неработающих образовал не просто районы, где царит серьезная бедность, это проблема, когда целые сообщества лишены надежд, когда социальной нормой становится не упорный труд и дисциплина, а антиобщественное поведение и безделье" (2009 год).

"Британия может быть лидером в Европе и часто им является. Создание единого рынка произошло под влиянием Тэтчер... Я могу сказать, что по вопросам контр терроризма и безопасности вся остальная Европа инстинктивно обращается к нам. Лидерство Британии в Европе не должно быть исключением, оно должно стать нормой" (2016 год)"

 

Александр Аничкин, Лондон

Журнал "Огонёк" №28 от 18.07.2016, стр. 18

 

Подписывайтесь на нашу рассылку
Хотите получать главные новости недели в одном письме?
Подписывайтесь на нашу рассылку

Вам может быть интересно

Все актуальные новости недели одним письмом

Подписывайтесь на нашу рассылку