Cyprus invetment scheme Гражданство Кипра (ЕС) через инвестиции Второй паспорт и право жить в любой из 28 стран ЕС, включая Великобританию Паспорт ЕС всего за 180 дней для всей семьи Широкий выбор недвижимости под инвестиции Инвестиционный срок — 5 лет Безвизовый режим со 173 странами Право жить в Великобритании и оформить гражданство через 6 лет Бесплатная консультация Гражданство Кипра (ЕС) через инвестиции Второй паспорт и право жить в любой из 28 стран ЕС, включая Великобританию Бесплатная консультация
  • Инвестиции от €2 150 000
  • Паспорт ЕС всего за 180 дней для всей семьи
  • Широкий выбор недвижимости под инвестиции
Бесплатная консультация
  • Инвестиционный срок — 5 лет
  • Безвизовый режим со 173 странами
  • Право жить в Великобритании и оформить гражданство через 6 лет
Бесплатная консультация

Лидером Лейбористской партии Великобритании неожиданно избран радикальный популист

Лидером Лейбористской партии Великобритании избран радикальный популист Джереми Корбин.

Лидером Лейбористской партии Великобритании неожиданно избран радикальный популист

12 сентября специальная конференция Лейбористской партии Великобритании объявила о результатах общепартийного голосования по кандидатам на пост лидера партии. В первом же туре убедительную победу с результатом 60% от общего числа голосов одержал Джереми Корбин — радикальный левый активист, прежде никем не рассматривавшийся в качестве серьезного политика. Для крупнейшей оппозиционной партии Великобритании это означает революцию: рядовые сторонники партии фактически взбунтовались и обеспечили первое место кандидату, менее всего связанному с системой.

Нынешние выборы лидеров лейбористов должны были стать рутинной процедурой — в мае партия потерпела серьезное поражение на парламентских выборах, потеряв 22 места в парламенте. После этого Эд Милибанд, возглавлявший партию с 2010 года, как и принято в таких случаях, оставил свой пост. Когда речь идет о партии, давно встроенной в политическую систему Великобритании, споры между кандидатами на роль лидера о новых партийных приоритетах ведутся в рамках принятых правил игры. В частности, предполагается, что партийная программа не должна производить впечатления маргинальной листовки, напечатанной в подпольной типографии. Определенной гарантией этого должна служить и процедура, при которой кандидатов должно поддержать минимум 15% парламентской фракции лейбористов, то есть, с учетом нынешнего представительства, 35 депутатов парламента.

Однако, когда в июне этого года парламентарии должны были утверждать кандидатов на роль лидера, то помимо многолетних членов теневого кабинета лейбористов и давних соискателей на место лидера, таких как Энди Бернхам, Иветт Купер и Лиз Кендалл, поддержку получил также заведомо контрсистемный кандидат — депутат парламента от лондонского избирательного округа Северный Ислингтон с 1983 года Джереми Корбин.

67-летний Корбин идеально вписывался в типаж пожилого бунтаря и был постоянным критиком партии слева. Часть депутатов, поддержавших Корбина, позже открыто признавались, что отдали ему свои голоса, чтобы несколько обострить дискуссию и представить в ней весь набор мнений о будущем партии. Орудием судьбы для партии стал депутат Эндрю Смит — бывший министр в правительстве Тони Блэра. За десять секунд до окончания процедуры сбора подписей депутатов он все же решил внести голос, которого не хватало Корбину для попадания в список. Последствий этого решения не мог предвидеть никто.

Выборы председателя в Лейбористской партии — процесс, изначально обреченный на противоречия из-за крайне неоднородной структуры партийной политической машины. Возникшая в 1900 году как социалистическая партия, она традиционно сохраняет связи с профсоюзными и социалистическими организациями (самого разного, в том числе радикального, толка), которые имеют статус аффилированных с партией структур. Для определенной части партийного истеблишмента — особенно со времени премьерства Тони Блэра, который привел партию к успеху на выборах, фактически отказавшись от многих традиционных социалистических постулатов,— это стало восприниматься как очевидная проблема. Профсоюзы и "полевые" социалисты мешали сдвинуть партию ближе к центру. Однако полностью отказаться от связи с аффилированными структурами означало бы растерять часть базы и влияния на местах, поэтому в этих вопросах всегда приходилось находить компромисс. Это проявлялось и в процедуре выборов лидера лейбористов. В частности, вплоть до последнего времени главу партии выбирали три отдельные курии (коллегии выборщиков), в одну из которых входили депутаты Британского парламента и Европарламента от Лейбористской партии, в другую — зарегистрированные члены партии, а в третью — участники аффилированных структур. Эта неудобная система предельно повышала вес голосов парламентариев, но одновременно обеспечивала влияние профсоюзов. Теперь уже бывший лидер лейбористов Миллибанд решил изменить сложившийся порядок: с 2014 года была введена система "один человек — один голос". Голосовать по-прежнему могли члены партии и участники аффилированных структур, но уже на равных. При этом в число голосующих решено было включить так называемых зарегистрированных сторонников — фактически каждый гражданин Великобритании мог, заплатив три фунта стерлингов, зарегистрироваться для участия в выборах.

Теперь вопрос лидерства зависел от неопределенного фактора: сколько сочувствующих решит потратить три фунта, поскольку им показалось важным повлиять на партийный выбор. И здесь фактор Корбина раскрылся во всей полноте.

Многолетняя политическая биография Джереми Корбина фактически состояла лишь из одного сюжета — он был убежденным радикальным социалистом и всегда участвовал в различного рода протестах, в том числе и против собственной партии. Он поддерживал уэльсских шахтеров во время великой забастовки 1984-1985 годов, протестовал против ядерного оружия и полагал, что Великобритании нет смысла обладать ядерным арсеналом, неоднократно выступал за выход Великобритании из НАТО. Он поддерживал и поддерживает независимость Палестины, участвует в экологических кампаниях. Когда в 2001 году Великобритания вступила в Антитеррористическую коалицию, Джереми Корбин вступил в антивоенное движение "Stop the war", ставшее особенно активным после решения Тони Блэра поддержать Джорджа Буша в войне против Ирака. Тогда Корбин организовывал многочисленные антивоенные митинги, принесшие ему известность. Как показывает статистика парламентского голосования, он голосовал против инициатив лейбористского правительства Тони Блэра и Гордона Брауна чаще, чем многие консерваторы. Разумеется, он выступал против любых решений по сокращению социальных расходов и твердо поддерживал профсоюзы. Когда Корбин был утвержден кандидатом в лидеры партии, он продолжил действовать в рамках своей привычной политической линии поведения — проводить уличные митинги: всего он провел 100 уличных акций в разных частях страны. То, что он говорил, тоже не отличалось от его привычного радикального активизма: требования прекратить политику жесткой экономии, не участвовать в войнах, отстаивать права человека труда. Однако теперь это говорил потенциальный партийный лидер. И долго копившееся недовольство истеблишментом партии, многих членов которого можно назвать социалистами лишь условно, нашло внезапный и мощный выход. Корбин в ходе кампании сумел объединить вокруг себя рекордное число волонтеров — в предвыборные месяцы на него по всей стране работало более 16 тыс. человек. Наконец, определилось и то, как сработает на этой кампании опция с возможностью зарегистрироваться сторонником партии. Поскольку именно Корбин стал символом самого яркого и неожиданного, что может случиться с лейбористами, мотивация заплатить три фунта, чтобы проголосовать за него, была значительно выше. Как показали итоги голосования, подавляющее большинство зарегистрировавшихся подобным образом сторонников партии — около 70% (всего процедуру платной регистрации прошло более 100 тыс. человек) — отдали голос за Корбина. В голосовании также приняло участие чуть более 245 тыс. членов партии и примерно 71,5 тыс. членов профсоюзов и иных социалистических групп. В этих группах победа Корбина была не менее убедительной — он действительно сумел стать всеобщим кандидатом.

Тони Блэр, ставший для многих ярким воплощением того, как партия может добиться успеха, отказавшись от "идейных основ" и ориентируясь на средний класс, забил тревогу еще при первых успехах Джереми Корбина. Как и многие сторонники его курса в партии, Блэр уверен в том, что радикализация партии при Корбине не может означать ничего, кроме электоральной катастрофы на парламентских выборах в 2020 году. Однако сторонники лейбористов сделали иной выбор, который едва ли можно считать случайным — он вписывается в один ряд с успехом "Сиризы" в Греции или левопопулистской партии "Подемос" в Испании. Сюда же можно включить очень удачное выступление в нынешней внутрипартийной кампании по выдвижению кандидатов в президенты от Демократической партии США вермонтского сенатора-социалиста Берни Сандерса, также убежденного социалиста (по американским меркам) и борца с социальным неравенством. Во всех случаях рецепт успеха похож — выступление на массовых митингах, очевидная репутация человека или силы, отторгаемой сложившейся политико-экономической системой, и социальные лозунги в поддержку человека труда, ликвидации существующего неравенства, протест против проводимых правительствами мер жесткой экономии. Это означает, что в обществах многих западных стран существует достаточно сильное недовольство существующим положением вещей. Здесь нельзя говорить о четкой позиции, скорее дело именно в подспудном ощущении, что политики всех партий — замкнутая каста, представляющая интересы элиты. Люди устали и хотят дать пощечину всему привычному политическому классу. Другой вопрос, что можно делать после того, как она дана и оглушительный звон донесся до слуха каждого.

Яркие фигуры бунтарей, подобных Корбину, могут иметь искреннее желание бороться со всеми несправедливостями мира и, вероятно, действительно обладают обостренным и специфическим чувством справедливости. Однако до последнего времени его собственный политический опыт во многом сводился к мобилизации активистов для протестов против того или другого общественного зла. Эти умения ему удалось аккумулировать для того, чтобы стать главой партии. Однако теперь он оказывается тем же одиночкой бунтарем с неорганизованными сторонниками на низовом уровне против искушенного и в целом настроенного против него партийного аппарата. Корбину как главе партии необходимо сформировать теневой кабинет, притом что большинство старого кабинета лейбористов уже заявило, что не станет работать с новым радикальным лидером. Ему предстоит свести свои лоскутные протестные взгляды в системные представления о новой программе партии, как-то организовать своих сторонников. Как при этом в программе "системной" оппозиционной партии будут представлены взгляды Корбина, твердо стремящегося к одностороннему ядерному разоружению Британии, заявлявшего о необходимости выхода Великобритании из НАТО и, наконец, являющегося твердым республиканцем, пока неясно.

Станислав Кувалдин

Подписывайтесь на нашу рассылку
Хотите получать главные новости недели в одном письме?
Подписывайтесь на нашу рассылку

Вам может быть интересно

Все актуальные новости недели одним письмом

Подписывайтесь на нашу рассылку