Cyprus invetment scheme Гражданство Кипра за инвестиции Самый быстрый путь к гражданству ЕС. Паспорт Кипра за 6 месяцев! Бесплатная консультация с юристом по программе гражданства Кипра за инвестиции Позвоните нам +44 (0) 207 292 2977 Укажите промокод «КОММЕРСАНТЪ UK» для бесплатной консультации с юристом Бесплатная консультация
  • Паспорт Кипра за 6 месяцев
  • Гражданство предоставляется всем членам семьи
  • Безвизовый режим с 159 странами
  • Минимальный размер инвестиций — € 2 000 000
  • Инвестиционный срок — 3 года
bg_mobile bg_tablet bg

На свое 30-летие я не устроил вечеринку, зато по поводу 40-летия закатил сразу четыре

Интервью с Бенедиктом Камбербэтчем

Время на чтение 18 мин.

Фото: Getty Images
Фото: Getty Images

В прокат ворвался фильм «Доктор Стрэндж», главную роль в котором сыграл Бенедикт Камбербэтч. НЕЛЛИ ХОЛМС встретилась с актером, чтобы разобраться, есть ли что-то общее между актером и его героем, зачем он обращается к медитациям и считает ли себя удачливым.

Конечно, сначала в нем поражает внешность. Бенедикт Камбербэтч очень аристократичен. Но в то же время в нем есть и что-то, что заставляет вспомнить о хищниках. По крайней мере, так мне показалось, когда я увидела его в фильме Джо Райта «Искупление», где он сыграл соблазнителя малолетней. Не возненавидеть его героя было действительно сложно. Уже потом была заглавная роль в «Шерлоке», которая сделала фамилию Камбербэтч знакомой всем и каждому. Бенедикт Камбербэтч — человеку с таким именем простой судьбы ждать не стоит. О детстве, проведенном с родителями-актерами, усвоенных благодаря им жизненных уроках, умении быть «здесь и сейчас» и силе доктора Стрэнджа мы и поговорили с актером.

— Доктор Стрэндж из одноименного комикса и недавно вышедшего с вашим участием фильма — нетипичный персонаж для Marvel: он использует силу разума, а не силу мышц…

— Но мне все же пришлось позаниматься в зале, чтобы снять рубашку в кадре. Шучу.

— Обычно в фильмах о супергероях добро противостоит злу. Но в фильме «Доктор Стрэндж» немного иной концепт: зло здесь предлагают не уничтожить, а обуздать, подчинить силе разума. Какова ваша позиция на этот счет: что нужно делать со злом?

— Это очень хороший вопрос. Героиня Тильды Суинтон — Старейшина — учит: нужно проникнуть в суть зла, понять его первопричины, чтобы подчинить своей воле. Мы не можем всегда открыто воевать — иногда нужно подключить дипломатию, которая позволит добиться своего путем убеждения. Во время съемок сцен, в которых мой герой использовал приемы кунг-фу, я вдруг осознал особый смысл этого боевого искусства: ты не пытаешься уничтожить соперника, а стараешься понять природу его энергии, чтобы использовать ее в своих целях. Это будто танец, только танцует не тело, а твой разум и твоя внутренняя сила. Мне очень повезло, что моим противником по сценарию и, соответственно, партнером в сценах с использованием кунг-фу был Мадс Миккельсен: он легкий для взаимодействия актер и человек, и поэтому, думаю, нам удалось показать на экране борьбу не физическую, а именно на уровне тонких материй. Одна из основных идей фильма заключается в том, что наш разум обладает силой менять реальность, и лично я в это искренне верю. Мы действительно можем справляться со многими жизненными проблемами, просто используя свои внутренние ресурсы. Например, практикуя медитации, можно научиться лучше понимать себя и свое место в мире. Осознанность — ключ ко всему, и мой герой доктор Стрэндж приходит к пониманию именно этого. Важно осознавать себя в настоящем моменте, а не пытаться охватить мыслью сразу все проблемы мира. Только то, что происходит здесь и сейчас, действительно важно. Это, кстати, очень хорошо иллюстрирует актерская игра: когда режиссер дает команду «Мотор!», актеру нужно забыть о проблемах с костюмом или о том, что он стоит на фоне пустого зеленого экрана, и просто быть своим персонажем здесь и сейчас. Отключиться от всего и просто быть. Медитации очень помогают достичь этого единения с моментом, поэтому я их постоянно практикую.

Фото: кадр из фильма «Доктор Стрэндж»

— Как медитации или другие духовные практики помогают вам противостоять всему тому безумию, которое влекут за собой публичность и слава?

— Глубокая осознанность, на мой взгляд, полезна абсолютно всем людям без исключения. Но актерам, которым приходится иметь дело со всеми сторонами славы, конечно, осознанность нужна особенно. Умение быть здесь и сейчас помогает мне лично по-настоящему наслаждаться любыми моментами и даже находить в них забавные стороны, хотя внешне все может казаться совершенно безумным. Например, мировая премьера фильма «Доктор Стрэндж» в Лос-Анджелесе: можно было сойти с ума от всего того, что происходило, просто потеряться в этой суматохе! Но утром в день премьеры я сказал себе: «Погоди минутку. Забудь о премьере и насладись моментом». Это помогает заземлиться, если можно так сказать. Найти связь с реальностью и не погрязнуть в суматохе или волнениях. И помогает переключиться на действительно значимые вещи: семью, друзей, коллег, которые помогают тебе каждый день.

— Какой бы вы хотели обладать сверхспособностью?

— Я бы хотел иметь возможность мгновенно перемещаться в пространстве и попадать в различные измерения. Было бы здорово, если бы можно было избегать самолетов, смены часовых поясов и всего связанного с этим: просто перемещаться в нужную точку силой мысли. Это позволило бы мне чаще бывать дома с семьей.

— Старейшина, которую в фильме играет Тильда Суинтон, делится с вами множеством уникальных философских знаний. Были ли среди них те, которые нашли отклик не только в душе вашего персонажа, но и в вас лично?

— Заранее прошу прощения, но, видимо, мне придется неоднократно повторять свои же слова. Главное, чему научила Старейшина Стрэнджа (и что также важно для меня лично), — умение на 100% находиться здесь и сейчас. Именно осознанность в каждом конкретном моменте позволяет подчинять реальность нашей воле и тем самым менять ее. Помимо этой важной философской мысли, мне также близок моральный выбор, который сделал Стрэндж: имея достаточную силу, чтобы вернуться к прошлой жизни и прошлому успеху, он не идет на поводу у эгоистичных желаний, а ступает на сложный путь спасения мира, который сулит ему лишь одиночество и проблемы. Но для меня лично это и есть истинный героизм.

Актерам, которым приходится иметь дело со всеми сторонами славы, конечно, осознанность нужна особенно

— Доктору Стрэнджу нужна очень конкретная песня, чтобы расслабиться, — и это, на мой взгляд, очень занятная деталь. Ваш персонаж вообще большой знаток и любитель музыки 1970-х. Интересно, насколько вы музыкальны? Можно ли назвать вас меломаном?

— О нет, я не такой ходячий Shazam, как Стрэндж! Музыку, конечно, я люблю, но сегодня ее так много разной, что практически невозможно говорить о каком-то одном любимом направлении. Благодаря современным технологиям нам доступна вся музыка мира: от Бетховена до брит-попа, от Баха до Бека, от Рахманинова до Radiohead. Мне же лично нравится музыка на виниле, когда ее в буквальном смысле можно осязать. Для меня важно пойти в магазин, выбрать пластинку, принести ее домой, включить проигрыватель — это особый для меня ритуал, которому я с удовольствием и упоением предаюсь, особенно в нынешнюю эпоху, когда можно за минуту скачать что угодно в Сети без необходимости куда-то идти и что-то делать. Кстати, именно из-за доступности и огромного количества разной музыки в наши дни такие люди, как Стрэндж, способные держать в голове огромное количество музыкальной информации, — настоящая редкость. Нам сложно запомнить наизусть пять телефонных номеров, что уж говорить обо всех музыкальных направлениях, новых артистах и их альбомах! Технологии делают музыку доступнее, но они же путают нас, усложняя процесс формирования вкуса.

— У вас есть любимая мелодия или песня, которая гарантированно поднимает вам настроение или просто помогает расслабиться?

— Таких песен очень много. Некоторые из них откровенно странные и наверняка не создавались для того, чтобы поднимать настроение или расслабляться, как, например, песня «Burn the Witch» с последнего альбома Radiohead, который мне очень нравится. Отдельно выделю творчество исландской группы Sigur Rós — особенная для меня музыка.

— Музыканты обычно очень интересно рассуждают о том, что есть музыка. Скажите, чем для вас является актерская профессия? Как бы вы объяснили, в чем суть актерства?

— Музыка действительно очень сложное явление, вызывающее во многих синестетические ассоциации. Музыка за секунды способна перенести нас либо в какие-то отдаленные уголки памяти, либо вообще в иные абстрактные миры. Даже самая примитивная песенка в стиле поп иногда может ни с того ни с сего погрузить нас в медитативное состояние, вызвав воспоминания или спровоцировав мысли о вечном. Актерское ремесло более приземленное. Мы каждый день имеем дело с конкретными человеческими историями и самыми разными проявлениями человеческой натуры. Я бы сказал, актер держит в руках зеркало, в котором мир отображается во всем своем многообразии. Мы работаем с историями, а они, как известно, имеют огромное влияние на людей. Поэтому актеру важно быть ответственным, ведь рассказанные им истории обязательно будут глубоко восприняты: кому-то они излечат давние раны, кого-то вдохновят на перемены или же просто помогут убежать от обстоятельств. Глубокая и всесторонняя рефлексия — вот что лежит в основе нашей профессии. Только рефлексируя, можно передать человеческую натуру.

— То есть актер показывает правду жизни, получается?

— Правда — очень обтекаемый концепт. У каждого она своя, вы же знаете.

— Расскажите, каково вам, актеру с классическим театральным образованием, играть в современных фильмах с обилием спецэффектов?

— Так же, как Тому Хиддлстону, или Эдди Редмэйну, или представителям старшего поколения — Энтони Хопкинсу, Иэну Маккеллену или Патрику Стюарту, — я далеко не первый актер с классическим образованием, кто сегодня играет в фильмах со спецэффектами. В этих фильмах, к слову, есть потрясающая особенность — в них можно создавать удивительные, даже невозможные миры, кажущиеся совершенно реальными (и компания Marvel в этом деле впереди планеты всей). Камера беспорядочно кружится вокруг, ты совершаешь какие-то действия, а потом на экране видишь себя на улицах Гонконга — разве не чудо? Конечно, съемки на синем или зеленом фоне в закрытом помещении немного дезориентируют актера, сбивают с толку. Но кино — это в принципе великая иллюзия, и нам, актерам, нужно уметь представлять себя в предполагаемых обстоятельствах и делать реальным то, что таковым не является. Мы должны безусловно верить в происходящее на съемочной площадке — тогда все получится. К тому же, когда работаешь с выдающимися профессионалами своего дела, с настоящими художниками и мастерами спецэффектов, такой опыт лишь обогащает. Я получал колоссальное удовольствие, наблюдая за промежуточным результатом: у нас в распоряжении была уникальная аппаратура, позволяющая видеть красивые компьютерные проекции того, как потом будут выглядеть наши странноватые действия, совершаемые на пустом фоне. Кстати, на мой взгляд, актер в таком процессе скорее кукловод, чем марионетка: магию всего творит в итоге герой кадра, а не только наложенные потом эффекты. Сниматься в фильме со спецэффектами — это не носиться туда-сюда перед камерой в обтягивающем костюме с подключенными к нему датчиками. Это намного более сложный творческий процесс, в который вовлечены многие талантливые люди, и любого актера такой процесс поднимает на новый профессиональный уровень.

Даже самая примитивная песенка в стиле поп иногда может ни с того ни с сего погрузить нас в медитативное состояние, вызвав воспоминания или спровоцировав мысли о вечном

— Что, кстати, ваша супруга думает по поводу обтягивающего костюма, в котором вы снимались?

— Он ей понравился. И бороду она тоже оценила.

— Может, вы покажетесь в этом костюме на какой-нибудь вечеринке в честь грядущего Хеллоуина?

— Думаю, компания Marvel не будет в восторге от этой идеи. Да и сам я считаю не совсем разумным появляться где-нибудь в публичном месте, одетым в костюм персонажа фильма, который я только что представил. Но я уверен, что людей в костюме доктора Стрэнджа в этом году на вечеринках по всему миру будет предостаточно — и я бы с удовольствием на них посмотрел.

— Как вам кажется, вы похожи на доктора Стрэнджа внешне?

— Думаю, внешняя схожесть не принципиальный момент в подобного рода проектах — с лицом всегда работают профессионалы, чтобы добиться нужного эффекта (причем в определенном смысле абстрактного эффекта). Но раз вы спрашиваете мое мнение, то я считаю, что не особо внешне похож на Стрэнджа. Кстати, мне показались очень забавными человечки LEGO из набора «Доктор Стрэндж», выпущенного к премьере нашего фильма. Особенно забавна, конечно, фигурка персонажа Тильды…

— Вы упомянули Мадса Миккельсена, сказав, что он прекрасный актер и человек. Что вы можете сказать о нем как о бойце и о злодее?

— Он изумительный боец! В прошлом он был танцором, поэтому все его движения обладают точностью и силой. К тому же он в отличной форме. Его персонаж очень неоднозначен и вызывает множество споров. Это демагог, влюбленный в свою безумную идею. Но однозначно ли он плохой — это вопрос. Мадсу удалось найти точки соприкосновения со своим персонажем — он проявляет искреннюю эмпатию по отношению к нему. Поэтому у него получился отличный злодей, на мой взгляд: очень реальный и сложный образ. Про самого Мадса я могу сказать следующее: он совершенно очаровательный, трудолюбивый, бескорыстный и очень галантный человек, а еще и потрясающий партнер по съемочной площадке, на которого можно положиться в любой ситуации. Он невероятно терпелив, даже когда обстоятельства разрывают на части. Случалось, что из-за примерок, репетиций диалогов и других ежедневных вещей Мадс мог по полдня ждать меня для прогона какого-то эпизода. И он никогда не жаловался! Никакого эгоизма, никаких капризов — он просто делал свое дело, и делал его превосходно. Мы очень старались ради итогового результата, и, надеюсь, зритель это оценит.

— Только что вы вернулись из Австралии, где встречались с Томом Хиддстоном. Ваша с ним дружба началась во время съемок «Боевого коня» или раньше?

— Если не ошибаюсь, впервые мы встретились с Томом на какой-то вечеринке по поводу его съемок в фильме «Тор». Но дружба наша и правда началась со съемок в картине «Боевой конь». Я бы, кстати, с удовольствием снова поработал с ним на одной площадке.

— Давайте поговорим о сериале «Шерлок», четвертый сезон которого выйдет на экраны уже 1 января. Скажите, за прошедшие годы вам стало легче или сложнее участвовать в этом проекте?

— Мы бы не занимались этим проектом, если бы участие в нем давалось легко и просто, и я уверен, что могу говорить сейчас не только за себя. Задачи, которые ставятся передо мной и Мартином (Мартин Фриман — исполнитель роли доктора Ватсона. — “Ъ”), каждый раз все сложнее, но это вызывает особое волнение и желание передать наши новые эмоции зрителям. Мы все очень ждем премьеры четвертого сезона.

— А ваше отношение к Шерлоку за эти годы как-то поменялось?

— Персонажи всегда развиваются со временем, и поэтому работать над ними никогда не становится скучно. Те обстоятельства, в которые будут помещены герои в новом сезоне, откроют их с новой стороны. Уверен, вам понравится.

Фото: кадр из фильма «Доктор Стрэндж»

— Вернемся к фильму «Доктор Стрэндж». У вашего героя очень трепетное отношение к его плащу — это, можно сказать, что-то очень интимное для него…

— Пожалуй, да, плащ не просто предмет одежды для Стрэнджа, а практически еще один персонаж.

— Есть ли в вашем собственном гардеробе…

— …вещь, с которой у меня интимные отношения? (Смеется.)

— …что-то столь же значимое, как для Стрэнджа этот плащ? И есть ли в вашей жизни что-то, что вы можете назвать своим оружием? Возможно, улыбка…

— Очень сложно судить о себе со стороны, конечно… Но я бы сказал, что лучшее оружие, которое может быть в арсенале любого человека, — это чувство юмора. И отдельно выделю самоиронию, которая действительно важна, на мой взгляд. А что касается первой части вашего вопроса относительно предмета одежды, с которым у меня особая связь, то, увы, огорчу вас, сказав, что я совершенно скучный в этом плане человек без особых привязанностей к вещам. Я бы назвал себя монохромным: ношу в основном одежду в серых и синих тонах, причем ношу все очень долго, надевая одно и то же по несколько раз. В этом, кстати, есть некоторая доля сексизма: за однообразие в одежде женщину будут ругать, а мужчину могут даже похвалить за верность стилю. Я бы, может, и хотел рассказать вам историю про какое-нибудь детское одеяло, которое со мной с незапамятных времен и в которое я укутываюсь в моменты грусти, ведь это помогло бы вам написать отличную историю. Но, увы, ничего подобного в моей жизни нет.

— Кстати, о чувстве юмора. Многие из персонажей, которых вы воплотили на экране, обладают отменным чувством юмора. Интересно, это то, что привносите в образ лично вы, или это прописано в сценарии?

— Что ж, могу сказать, что раз вы задались таким вопросом, значит, я хорошо делаю свою работу и сливаюсь со своими персонажами в единое целое.

— Как бы вы охарактеризовали собственный юмор? Можно ли сказать, что это классический саркастичный британский юмор? И интересно узнать, шутили ли вы во время своей встречи с королевой Великобритании?

— С королевой не было никакого сарказма. Я был немного напуган и, конечно, очень скован, что неудивительно. Встреча была спокойной. Все длилось буквально несколько мгновений, но они были весьма приятными. То, о чем мы говорили с королевой, пусть так и останется нашим с ней секретом. А если вернуться к разговору о том, насколько актеры наделяют персонажей собственным чувством юмора, то должен заметить, что частично все же наделяют (иначе и быть не может, если актер по-настоящему вошел в роль). Ты же все равно создаешь любого персонажа, основываясь на том, что есть внутри тебя самого. Актер как холст, на котором с помощью деталей создается образ. Так что мое чувство юмора безусловно влияет на каждого моего персонажа. А еще на каждого персонажа влияет юмор окружающих меня людей, и я счастлив, что большинство из них намного смешнее меня самого, так что я могу у них даже учиться. Если говорить конкретно о Стрэндже, то мне было позволено импровизировать и исследовать образ вдоль и поперек, чтобы предложить свое видение — и я предложил. Теперь осталось выяснить, насколько мой вариант понравится публике.

Лучшее оружие, которое может быть в арсенале любого человека, — это чувство юмора

— Просматривая архивы, я наткнулась на фотографии с премьеры фильма «Попасть в десятку». Это же ваше первое появление на голливудской красной ковровой дорожке?

— Да, скорее всего. Я тогда опоздал на мероприятие, потому что мне сказали, что его ни за что не начнут вовремя. Поэтому на момент официального фотографирования съемочной группы меня не было. Я тогда заставил ждать Тома Хэнкса — это ужасно! Сам фильм, кстати, отличный — я до сих пор от него в восторге.

— Считаете ли вы себя удачливым человеком или вам за все в жизни приходилось бороться?

— И то и другое. Во многом мне действительно везло. Но работал я всегда невероятно много и тяжело, чтобы все сегодняшние мои возможности стали реальностью.

— Вы же из актерской семьи…

— Да, оба мои родителя — актеры.

— Вдохновляют ли они вас на работу? Они же оба театральные актеры.

— Они оба упомянуты на IMDb, так как каждый все же поучаствовал в проектах для кино и телевидения. Если говорить о моей маме, то в 1970-е она была очень популярна в Англии и за ее пределами благодаря нескольким сериалам, в которых снялась. А мой отец известен в первую очередь именно как театральный актер, да. Они оба еще достаточно активны, чему я очень рад. Например, моих родителей в сериале «Шерлок» играют мои настоящие мама и папа (кстати, в четвертом сезоне они вновь появятся на экране). Для меня родители действительно вдохновение. Это те люди, кого я в первую очередь хочу порадовать какими-то достижениями, чьего одобрения жду и кого хочу заставить собой гордиться. Я их единственный общий ребенок (у меня есть замечательная сводная сестра от маминого первого брака), и в меня было вложено много усилий и любви — теперь я хочу отдать должное своим родителям. Они сделали все, чтобы раскрыть для меня основы профессии: я рос, видя все подводные камни и понимая непостоянный характер актерского ремесла. Родители многому научили меня, но при этом всегда давали мне возможность самостоятельно принимать решения, и я очень им за это благодарен. Оба они очень уважаемые в индустрии люди, и в своей работе я ориентируюсь за заданные ими однажды стандарты. Так что да, они однозначно меня вдохновляют.

— Вы ведь вовлечены в благотворительный проект по поддержке детей и подростков из неблагополучных семей?

— Да, это фонд принца Уэльского.

— Почему вы выбрали именно этот фонд?

— Как и многие другие прекрасные вещи в моей жизни, этот благотворительный проект появился случайно. В какой-то момент я задумался о том, что мне хотелось бы не только брать, но и отдавать что-то другим. Один из моих знакомых рассказал о фонде принца Уэльского, в котором работает, и я заинтересовался. Это было задолго до выхода сериала «Шерлок» на экраны. Фонд принца Уэльского действительно помогает молодым ребятам по всей стране найти цель в жизни, свой голос, стать ответственными членами общества. Сам я имел довольно счастливый старт — мне действительно во многом повезло. Но я скорее исключение, нежели правило, ведь большинству людей везет не так, а некоторым не везет вовсе. Для ребят из неблагополучных семей все намного сложнее — им приходится каждый день преодолевать настоящие проблемы. Наш фонд помогает им на этом пути. Мы никого ни за что не осуждаем, мы принимаем каждого таким, какой он есть, помогаем получить образование и развить свои способности. Я действительно горжусь тем, что имею отношение к фонду принца Уэльского.

— Доктор Стрэндж сначала предстает перед нами как приземленный и рациональный человек науки, а потом мы наблюдаем его переход на сторону иррационального, когда он открывает для себя учения древних мудрецов и становится могущественным магом. Что ближе лично вам: рациональный подход к жизни? Или вы склонны к духовным исканиям?

— Когда мне было 19 лет, я уехал в Западную Бенгалию преподавать английский язык в буддистском монастыре. Это был, конечно, незабываемый опыт для меня, тогда еще совсем юного мальчишки, который едва окончил школу. Я преподавал английский, но сам научился у монахов намного большему: скорее они были для меня учителями, нежели я для них. К счастью, я тогда был открыт для новых знаний и сейчас стараюсь оставаться таким же открытым. Работая над образом доктора Стрэнджа, я мысленно снова переносился в то время и старался вспомнить свои ощущения от соприкосновения с вековой мудростью тибетцев.

— Что вам показалось самым интересным в сценарии фильма «Доктор Стрэндж», когда вы впервые его прочли?

— Меня однозначно привлек тот путь, который главный герой проделал из западного мира логики в восточный мир мистического. Думаю, все мы в какой-то степени ищем определенной глубины и особого смысла в окружающем мире, и фильм «Доктор Стрэндж» как раз рассказывает о том, где нужно искать.

— В этом году вы отпраздновали свое 40-летие. Как ощущаете себя в этом возрасте? Чего ждете от жизни в свои 40?

— Жду всего чего угодно! Я жил очень насыщенной жизнью в последние годы, и со мной происходило множество удивительных вещей. Я по-настоящему счастлив сейчас, в мои 40. Помню, когда мне исполнялось 30, я очень этого стеснялся — мне хотелось оттянуть момент и остаться в беззаботном возрасте 20 лет, когда можно было веселиться ночи напролет. На свое 30-летие я не устроил вечеринку, зато по поводу 40-летия закатил сразу четыре! Сейчас я определенно могу сказать, что чем старше я, тем счастливее у меня жизнь. Я не вспоминаю прошлое с ностальгией и не смотрю в будущее с опаской — я живу сейчас, и я счастлив. Да, к 40 годам у меня появилась дополнительная ответственность в каких-то вопросах, появились люди, о которых мне нужно заботиться, но я действительно счастлив здесь и сейчас. Так что я с воодушевлением встретил свое 40-летие.

— Вы чувствуете, что изменились к этому возрасту?

— Я бы сказал, что однажды проснулся совершенно другим человеком.(Смеется.)

Подписаться на рассылку

Вам может быть интересно

Где бы выпить чаю: лучшие места для afternoon tea в Лондоне
Где бы выпить чаю: лучшие места для afternoon tea в Лондоне

Ни для кого не секрет, что англичане считаются чайной нацией, а завораживающие истории про знаменитую церемонию afternoon tea уже давно стали неотъемлемой частью школьной программы по английскому языку во всех уголках мира. За последние 170 с лишним лет ритуал претерпел некоторые изменения, но по-прежнему остался ключом к сердцам миллионов королевских подданных.

Все актуальные новости недели одним письмом

Получайте свежие новости от «Коммерсантъ UK» по электронной почте