Синдром ребенка-экспата: как помочь детям адаптироваться к школе при переезде в Великобританию

Фото: Stock.Adobe.com
Фото: Stock.Adobe.com

Взрослые принимают решение поменять страну проживания по многим причинам, начиная от работы и заканчивая политическими соображениями. Они осознают проблемы, которые могут возникнуть при эмиграции или временном проживании за границей, готовятся к переезду, строят планы на будущее и тем не менее все равно могут испытывать сложности в адаптации. Что же говорить о детях, которые переезжают в другую страну вместе с родителями? Как помочь детям освоиться в британских школах и о каких тонкостях британской системы образования могут не подозревать родители — в материале «Коммерсанта UK».

Если в России дети в 4 года еще ходят в детский сад и их режим предполагает дневной сон, то в Британии их ровесники уже надевают форму и начинают посещать подготовительный класс школы (reception), а в 5 лет становятся первоклассниками. В итоге практически все дети школьного возраста, переезжающие из России в Британию, автоматически оказываются в более старшем классе, с разницей в два года по сравнению с российской системой образования, и вынуждены не только учить английский, но и догонять школьную программу — задача, с которой не каждый ребенок может справиться играючи.

Синдром ребенка-экспата

Для описания эмоционального стресса, который может испытывать ребенок при переезде в другую страну, ввели даже специальный термин — синдром ребенка-экспата (child expat syndrome). Этот синдром может проявиться в любом возрасте, но особенно ему подвержены дети от 10 до 15 лет: отрыв от дома и привычного круга общения на фоне гормональной перестройки организма переживается чрезвычайно остро.

Синдром ребенка-экспата проявляет себя по-разному. Это могут быть изменения в поведении (дети младшего возраста, испытывающие сложности с выражением чувств, страдают бессонницей или отказываются от еды, а более старшие дети могут проявлять агрессию), замкнутость (обычно общительный ребенок выбирает одиночество и затворничество), апатия. «Нужно понимать, что детям тяжелее, чем нам,— говорит учитель математики и основатель онлайн-школы Светлана Водолазская, которая переехала с семьей в Англию шесть лет назад.— Мы приняли решение сами, а за детей приняли решение мы. И на нас лежит ответственность, как их адаптировать, как им помочь».

К счастью, при поддержке родителей симптомы синдрома ребенка-экспата со временем обычно исчезают, и лишь в некоторых случаях развиваются более серьезные психологические проблемы, такие как самоповреждение, когда уже требуется вмешательство специалистов.

Один переезд и три сценария адаптации

Когда семья Светланы Водолазской сменила место жительства, ее детям было 11 лет (сын Женя), 10 лет (дочь Тая) и 2,5 года (сын Петя), и на каждом из них переезд отразился по-своему. «Адаптация оказалась совершенно не такой, как обычно предполагается,— вспоминает Светлана.— Нам говорили: „Ну, вы приедете, отдадите их в школу, через полгода они заговорят. А в садике детям вообще неважно, на каком языке говорить“. В результате у всех троих был разный опыт».

В России погодки Женя и Тая вместе ходили в четвертый класс. В Британии их по возрасту определили в разные классы и разные учебные заведения. Случилось это в конце учебного года, так что 10-летняя дочка оканчивала пятый класс, а 11-летний сын — шестой, выпускной класс местной начальной школы.

«Сын Женя, придя в школу, понимал там что-то очень условно, но бурно начал со всеми общаться и быстро адаптировался — ему там было комфортно и интересно,— рассказывает Светлана.— Когда он пошел в старшую школу, ему очень повезло: в школе сделали адаптационный класс для тех, кто недавно переехал,— их там было восемь человек, им отдельно преподавали английский и научные дисциплины. Какие-то предметы были в общем классе. Это ему помогло очень быстро влиться в коллектив». У дочки Светланы первый опыт в британской школе был не таким успешным: «Таисия — по натуре лидер и отличница — очень быстро английский освоила и стала со всеми общаться. Но в новой школе она оказалась аутсайдером. Школа, в которую она попала, была англиканской, в маленькой деревне, родители других детей знали друг друга с детства, в этой школе семьи учились поколениями. То есть это очень закрытое комьюнити, и иностранка Тая там оказалась белой вороной. Другие девчонки ее страшно невзлюбили. Ее никто не обижал, не дразнил, но у нее не было подруг и общения. Она приходила из школы очень грустная».

За менее чем полтора года жизни в Англии Таисия смогла подготовиться и успешно сдать наравне с британскими детьми сложнейшие экзамены, в том числе по английскому и математике, и поступить в академически сильную старшую школу для девочек (grammar school for girls). В новой школе для тех, у кого английский не был родным языком, раз в неделю проводили дополнительные занятия. И хотя были дети, которые дразнили Таю, у нее появились хорошие друзья. «Там много детей-иностранцев, с таким же бэкграундом. Да, были эпизоды буллинга, потому что у нее по первости был сильный акцент (который потом прошел). Но все это разрешилось довольно быстро и со стороны школы, и со стороны ее подружек, которые пришли и нажаловались, что ее кто-то обижает. Мы этого даже не знали, нам Тая потом постфактум рассказала, может, спустя полгода»,— говорит Светлана.

Самый неожиданный опыт адаптации оказался у младшего сына, Петра: «Нам говорили: „Вообще не беспокойтесь, дети, которые переезжают маленькими, отлично адаптируются“. Петя в свои 2,5 года отлично говорил на русском и отлично все понимал. Когда мы его в 3 года отдали в английский садик, он получил дикий стресс, поскольку сам ничего не понимал и его никто не понимал. Его приводили в сад на три часа, он плакал все три часа и отказывался коммуницировать со внешним миром. И становилось только хуже. Мы выдержали месяц и в итоге забрали его из садика, после чего начали вместе ходить в разные игровые группы». В 5 лет он пошел в школу, и там училась русская девочка Лиза, на пару лет старше. Ее регулярно просили помочь с переводом — объяснить, что он сказал или что от него хотят. Лиза опекала его первые год-полтора, и если Петя начинал себя некомфортно чувствовать, то ее сразу вызывали, чтобы она помогла понять причину. Потом Петя хорошо, без речевых ошибок, заговорил на английском.

EAL — английский как неродной

В системе британского образования есть термин «English as an Additional Language» (EAL). По статистике, для более чем миллиона детей в начальных школах и полумиллиона в старших школах английский не является родным языком. У большинства школ есть ресурсы и программы для поддержки учеников, которые не владеют английским совсем или на необходимом для учебы уровне. Детей определяют в специализированные группы поддержки и приглашают так называемых buddies — учеников, которые говорят на языке страны, откуда приехал ребенок.

Сын HR-специалиста Анны Богачевой Артем на момент переезда в Британию ходил в первый класс российской школы, а в Лондоне сразу пошел в третий, вообще без знания английского. Анна вспоминает: «Когда Артем пришел в школу (это была католическая школа), учительница сразу установила на телефоне приложение для перевода речи с русского на английский. Чтобы поддержать сына, в его классе запустили проект по изучению России. Он записался в кружок садоводства и через пару месяцев заговорил на английском».

Школьная программа и подводные камни в общении с учителями

И Светлана Водолазская, и Анна Богачева считают, что не стоит полностью делегировать школе обучение ребенка английскому языку и некоторым другим предметам. Обе мамы нанимали детям репетиторов по английскому и сами занимались с ними математикой. Например, Артему из-за разницы учебных программ пришлось срочно выучить таблицу умножения.

Светлана рассказывает о более глубоких проблемах, которые проявляются на уроках математики у переехавших из России детей: «Математика — это точная наука. Когда мы говорим о формулировках задач, их нужно понимать не приблизительно, а точно. Когда ребенок знает лишь треть слов в задаче, он очень условно понимает, что в этой задаче спросили, и еще более условно ее решает. Например, задача звучит так: на улице стояли дома detached и semi-detached, столько-то таких домов и столько-то таких. Вопрос: сколько семей живет на улице? Ребенок приходит и говорит: „Я в этой задаче знаю примерно три слова. Я не знаю, что такое detached и что такое semi-detached, я не понимаю, сколько в доме живет семей, потому что не знаю, сколько там квартир“. И вот мы начинаем разбирать, смотреть картинки, выяснять, что в домах semi-detached живут две семьи, а в detached — одна, а квартир там нет. И такой мир открывается практически в каждой задаче: что касается денег, организации жизни, ребенок не понимает половины слов. Задачи про местную жизнь, местную специфику... Мы учились понимать, о чем в задаче идет речь. У своих учеников я вижу такую же проблему. Родители, переехавшие из России, часто недоумевают: как же так, российская математика считается одной из лучших в мире, а ребенок оказался в отстающих? Дети не могли понять терминологию — слагаемые, сумма, произведение. От этого идет большое количество ошибок».

Одна из самых распространенных сложностей, с которыми сталкиваются недавно переехавшие родители,— отсутствие практики общения с учителями английской школы, неумение расшифровать, что именно стоит за традиционной учительской похвалой «well done». «Не всегда стоит верить учителям, когда они говорят, что у вас все прекрасно,— предупреждает Анна.— Учителя обычно говорят о ребенке только хорошее, но это не означает, что у него нет проблем с учебой. Мы потеряли несколько месяцев, прежде чем поняли, что Артему нужна дополнительная поддержка».

Проблема еще и в том, что в начальных школах Британии нет общепринятых учебников, как в России, поэтому родителям довольно сложно разобраться, что сейчас проходит ребенок, какие темы уже были охвачены, а что еще предстоит изучить. И отчеты педагогов не добавляют ясности. Светлана рассказывает: «В России в основном детей ругают, а в Англии хвалят. И родители не умеют читать между строк, что говорят или пишут в отчетах учителя. Если написано: „Мы желаем вашему ребенку удачи на экзамене“, это может означать, что он ничего не знает и только удача ему поможет; как правило, это вовсе не ласковое пожелание, чтобы все прошло хорошо. Обычно у родителей наступает озарение, что что-то не так, в начале девятого класса, когда учителя впервые дают какой-то серьезный прогноз возможной оценки за экзамены GCSE (экзамены по окончании средней школы). Сначала говорят: все отлично, все прекрасно, у вас замечательный мальчик, а потом оказывается, что экзамен ребенок, скорее всего, сдаст только на четверку (по нашему — двойку). А учителя спокойны: „Он так прекрасно адаптируется, с таким удовольствием учится. Ну, подумаешь, низкая оценка“».

Психологическая адаптация

Кроме языковой и академической составляющей, конечно, необходимо подготовить ребенка для адаптации к британской школе психологически. Детский психолог Светлана Охотникова советует разделить психологическую подготовку на временные этапы.

Этап первый — до переезда в страну. Если уже известно, в какой школе будет учиться ребенок, стоит найти фотографии школы и ее веб-сайт, посмотреть их, обсудить школьную форму, изучить фотографии учителей, примерить на себя новую роль: «Я буду учеником такой-то школы». Если школа неизвестна, можно смотреть фотографии разных школ и мест в районах, в которых вы можете поселиться, по онлайн-карте выстраивать маршруты в формате street view. Чем больше информации о новой школе, тем меньше тревоги у детей.

Этап второй — после переезда. До первого учебного дня найдите возможность походить рядом со школой, выберите кафе, в котором можно посидеть после занятий,— набросайте такие «камешки», «якорьки», за которые ребенок будет цепляться. Желательно посетить школу не в самое шумное время, чтобы ребенок мог в тишине спокойно побродить по зданию, заранее познакомиться с учителями. В первый учебный день постарайтесь как можно дольше быть с ребенком. Забирайте его из школы, поддерживайте, хвалите. Не расспрашивайте ни о чем, напоминайте ребенку, что с каждым днем будет легче и легче.

Также при адаптации нужно учитывать, что страх может быть разным, говорит психолог.

Обычно ребенок боится не найти в школе новых друзей. Сразу скажите ему, что во многих школах ученикам выделяют приятеля (peer, buddy). Напомните, что английская среда привыкла к новичкам и детям из других стран. Можно еще раз сказать ребенку о его сильных сторонах: «С тобой здорово дружить, потому что ты...» Вместе повспоминайте, как он заводил друзей раньше — в клубах, кружках после школы. Напоминайте ребенку о прежних победах, чтобы придать ему уверенности в себе.

Другой тип страха — потеряться в большой школе. Уверьте ребенка, что он не заблудится в школе, что с ним всегда будет кто-то рядом.

И еще один важный момент — дать ребенку время. Да, адаптация займет какой-то срок, от недели до нескольких месяцев. И эти несколько месяцев ребенок будет сам не свой. Он может жаловаться на еду, на школу, на друзей. Выслушивайте, поддерживайте, обнимайте. Ни в коем случае не требуйте академических успехов. Сделайте фокус на акклиматизации. Как только ребенок начнет спокойно уходить в школу («Пока, мам, до вечера!»), это будет маркером того, что все идет успешно.

Анна Волкова

Подписывайтесь на нашу рассылку
Хотите получать главные новости недели в одном письме?
Подписывайтесь на нашу рассылку

Вам может быть интересно

Все актуальные новости недели одним письмом

Подписывайтесь на нашу рассылку