Из 2022-го в 2023-й: прыжок из нестабильности в неизвестность

Фото: unsplash.com/James Padolsey
Фото: unsplash.com/James Padolsey

«Коммерсантъ UK» пригласил экспертов из самых разных областей, чтобы они рассказали нашим читателям, какие главные события произошли в их сфере в уходящем 2022 году и чего нам ждать от наступающего 2023-го. Устанавливаем причинно-следственные связи в политике, экономике, инвестициях, криптовалюте и блокчейне, недвижимости, образовании, сфере туризма и ресторанного бизнеса, музыке и литературе.  

 

Политика и экономика

«Не исключены и новые военные конфликты “из ниоткуда”...» 

Андрей Мовчан,
основатель группы компаний по управлению инвестициями Movchan’s Group 

Событием номер один в 2022 году стал устойчивый рост инфляции — и ее переход в монетарную область, когда она вызывается уже не логистическими проблемами, не вопросами спроса и предложения, а излишками денег. Прямым следствием этого был разворот центральных банков в сторону борьбы с инфляцией. В частности, было объявлено, что ставки будут повышаться до победы над инфляцией. Борьба с ней стала важнее, чем темпы экономического роста. Рецессия стала неизбежной, а центробанки не скрывали, что это жертва, которую они готовы принести. 

Второе событие  это фактическое нежелание Китая расстаться с политикой “Zero-COVID”. Как мы видим к концу 2022 года, китайское руководство понимало, что местные вакцины неэффективны, и фактически не иммунизировало свое население. Политика «нулевой терпимости» привела к тому, что рост ВВП существенно сократился, снизились производство, занятость, распределение средств. В конце года была сделана попытка избавиться от “Zero-COVID”, и Китай накрыла волна заражений, резко возросла смертность. В 2023 году Китай остается загадкой, и непонятно, что власти будут делать в этой ситуации.

Фото: flickr.com/photos/shefftim
  
Третье важное событие  изменения вокруг России, которые связаны с военными действиями. В частности, произошла изоляция валютного российского рынка и рынка капиталов. Инвесторы вокруг российского рынка понесли серьезные потери, иностранные инвестиции ушли из России, а российские инвестиции  с международных рынков. 

Тут же следует упомянуть изменения на рынке углеводородов. Они связаны с тем, что Россия, будучи крупным игроком, уходит с энергетических рынков. Это приводит к потере половины газовых поставок и около 15–20% поставок нефти на международных рынках, что сопоставимо с полным объемом поставок крупной страны-поставщика. Европейские страны не только смотрят на эту ситуацию как на необратимый процесс и перестраивают свои системы потребления углеводородов в ценовом смысле (цена была сильно выше, чем все ожидали в этом году, что подстегнуло инфляцию и углубило рецессию), но и возвращаются к тем методам получения энергии, от которых пытались отказаться (углю и атомной энергетике). Этот возврат будет менять соотношение на энергетическом рынке, доходы игроков и направления для инвестирования. Назад отбрасывается альтернативная энергетика, в то время как роль конвенциональных устоявшихся источников растет. 

Все остальное  это производные от перечисленных событий. Инвесторы столкнулись с падением рынка акций, ростом спредов, параллельным ростом доходностей в облигациях и процессами, связанными с деглобализацией крупных экономических блоков и дефицитом рабочей силы. 

Вероятно, что жесткая монетарная политика 2022 года начнет давать свои плоды, и к концу 2023 года центробанки смогут вернуться к политике аккуратного стимулирования экономик; рынки зачастую чувствуют такие изменения заранее, и вторая половина года может стать более благоприятной для инвесторов. 

Однако под большим вопросом остаются цены на природные ресурсы, в частности на углеводороды. Для глобального предложения важен не столько частичный уход России с рынка, сколько недоинвестированность в эту сферу в последние годы. Существенное повышение цен на нефть способно отсрочить снижение ставок центральных банков и ухудшить прогнозы по выручке, усиливая падение рынков. 

Не стоит сбрасывать со счетов усугубление конфликта между Россией и Украиной, что может повлечь полный уход России с рынков углеводородов и агропродукции, остановку экспорта российских никеля и титана. Не исключены и новые военные конфликты «из ниоткуда». 

Фото: flickr.com/photos/13476480@N07

Инвестиции

«Прежде чем улучшиться, ситуация, видимо, еще ухудшится...»

Александр Смотров,
руководитель российского и восточноевропейского подразделения международной консалтинговой компании Global Counsel

Уходящий год, конечно, был очень тяжелым в личном и профессиональном плане из-за вторжения России в Украину и его последствий. Для нашей отрасли любой национальный или международный кризис обычно означает увеличение объема работы и приток клиентов, но в данном случае по этическим причинам хотелось бы, чтобы этого кризиса никогда не возникало вовсе. Однако жизнь есть жизнь, и мы были вынуждены иметь дело с тем, что происходило: разбираться в новых санкциях против России и Беларуси, наблюдать за уходом иностранных инвесторов и корпораций из РФ, прогнозировать дальнейшее развитие событий в зоне конфликта и их влияние на российскую внутреннюю и внешнюю политику, анализировать последствия влияния беспрецедентного гуманитарного кризиса в Украине на страны Европы. В 2023 год многие смотрят с надеждой на мирные переговоры между Москвой и Киевом (а также между Москвой и Западом), но четких предпосылок для мирного разрешения конфликта пока не видно, поэтому, прежде чем улучшиться, ситуация, видимо, еще ухудшится.

 

Криптовалюта и блокчейн

«Традиционные социальные сети типа Twitter или Facebook продолжают разочаровывать пользователей»

Кристина Лукреция Корнер,
главный редактор Cointelegraph 
 международной независимой медиаплощадки, посвященной блокчейну и криптовалютам

2022 год, безусловно, стал важнейшей вехой для крипто- и блокчейн-индустрии, выявив проблемные места в крупных проектах типа Celsius, Terra и FTX. Став болезненным для многих представителей рынка, такой кризисный год, на мой взгляд, открывает новые возможности для всей экосистемы, поскольку это тот случай, когда больные точки станут точками роста для создания новых стандартов регуляции и внутренних механизмов устойчивого развития внутри блокчейн-комьюнити. При этом и в условиях «медвежьего рынка» можно было наблюдать стремительное развитие новых трендов и очень перспективные идеи и концепты. В частности, я бы выделила стейкинг как альтернативу традиционному майнингу, soulbound-токены цифровой идентификации, которые представляют собой уникальный пример применения блокчейна к использованию учетных данных для повседневной жизни, а также эксперименты с метаверсом  все эти инновации будут занимать ключевую позицию в построении нового децентрализованного Web3-общества. 

Кроме того, важную роль играет осознание важности защиты персональных данных в обеспечении устойчивого развития финансовых и информационных технологий. В мире, где информация становится самой дорогой валютой, это невероятно актуально. Так, применение криптографического протокола доказательства с нулевым разглашением (Zero-knowledge proof) позволяет проверить наличие данных без передачи этих данных. К тому же в новом году я ожидаю развития новых децентрализованных социальных Web3-платформ. Это кажется особенно своевременным, ведь традиционные социальные сети типа Twitter или Facebook продолжают разочаровывать пользователей централизованным подходом к комьюнити-менеджменту. 

Фото: flickr.com/photos/156376278@N02

Недвижимость

«Сейчас именно такой момент корректировки, которая убирает с рынка непрофессиональных игроков и открываает короткое окно возможностей для инвесторов»

Герман Абель,
управляющий партнер инвестиционного фонда InDome Capital

В первую очередь 2022 год привнес в нашу жизнь два основных момента: политическую нестабильность из-за смены сразу двух британских премьеров и кризис, вызванный принятием оппортунистического бюджета и фискальной политикой Лиз Трасс. Такая политическая «болтанка» сильно отразилась на экономике, в том числе на ипотечных кредитах: доверие инвесторов и вера банков в экономическую стабильность страны были сильно подорваны. Таким образом, в уходящем году начался спад экономики, ставший отражением сразу трех факторов. Речь идет о негативных последствиях «Брексита», результат которого является сильным негативным фоном для экономики. Также чувствуется влияние агрессивной фискальной политики, ставшей инструментом поддержки в коронавирусные времена. А ковид  это второй немаловажный фактор, который до сих пор влияет на экономику. И третий фактор — это военный конфликт между Россией и Украиной и, как его следствие, подорожание энергоносителей. Все эти три фактора привели к падению экономики Великобритании в данный момент.

Подобный общий негативный экономический фон будет сохраняться и в 2023 году, ожидается рецессия  несильная, но затяжная. Кстати, валовый продукт на душу населения сейчас составляет минус 1% по сравнению с доковидным периодом, несмотря на то что экономика в пандемию пошла вниз, а потом устремилась вверх. Если все это скорректировать с учетом индекса инфляции, то получится, что мы сильно отстаем от докоронавирусного периода.

В перспективе на 2023 год открывается окно возможностей для тех, кто интересуется инвестициями в недвижимость. Цены на жилье пока незначительно, но уверенно падают, а в турбулентное время именно недвижимость является высоконадежным активом, в который есть смысл инвестировать. В королевстве цены на недвижимость стабильно росли с 2012 года, в пандемию произошло перераспределение: более востребованными стали дома в сельской местности, однако в последние полгода интерес к большим городам возобновляется. За последние два года цены на частную недвижимость выросли в среднем на 25%. Более того, в этот момент инфляция существенно обесценивает стоимость денег, и недвижимость, приносящая пассивный доход, является высоконадежным и экономически перспективным направлением для инвесторов. 

Фото: flickr.com/photos/tejvan

В Великобритании в долгосрочной перспективе недвижимость может только расти в цене. Причина кроется в структурном дефиците: спрос на жилье всегда превышал предложение. На данный момент дефицит составляет более миллиона единиц. Каждый год правительство пытается придумать программы строительства, но понятно, что в ближайшие годы эта нехватка не закроется, потому что темпы строительства не увеличиваются. Второй момент  рост населения, который только усугубляет первую проблему. В Соединенном Королевстве наблюдаются высокая рождаемость и большой наплыв мигрантов, что не способствует закрытию дефицита жилья. В результате этих двух факторов баланс спроса и предложения сдвинут в сторону спроса, и предложение
никогда не будет достаточным. Соответственно, цены будут только расти.

В стране существуют так называемые 18-летние циклы недвижимости, и давно известно, что спады обычно короткие. И сейчас именно такой момент корректировки, которая убирает с рынка непрофессиональных игроков и открывает короткое окно возможностей для инвесторов с более долгим горизонтом планирования.

 

Образование

«Кроме меркантильных интересов, могут пострадать и международные рейтинги университетов»

Наталья Мосунова,
доктор философских наук, основатель образовательного стартапа Dr Mosunova 

Высшее образование в Великобритании ждут интересные времена. Конечно, каждый британский премьер-консерватор начинает с «сокращения эмиграции», иначе какой же он премьер-консерватор. Но обычно у нас хотя бы лозунги сравнительно разумные были  типа сокращения нелегальной миграции.

Одной из первых инициатив нового британского премьера  сына иммигрантов, получившего одно из своих блестящих образований в США, стало сокращение числа иностранных студентов. Хотя в официальных заголовках речь идет о сокращении набора иностранных студентов в «университеты низкого качества», официальные лица отказываются дать определение «некачественных» университетов. При этом The Times сообщает, что планы по сокращению числа учащихся могут включать ограничение приема в ведущие университеты, а также ограничение виз для иждивенцев студентов. Уже появились сообщения о том, что семьям академиков-иностранцев отказывают в визах, а студенты не могут пересдать экзамены, чтобы получить «визы выпускников», хотя до этого года особых трудностей в этой сфере не было.

Такая идея несет массу неприятных последствий для всего высшего образования на острове. Притом что 90% иностранных студентов после окончания студенческих виз уезжают из страны, и члены их семей  тоже, именно эта группа эмигрантов легко отслеживается, в отличие от эмигрантов других групп: они должны отмечаться в полиции, регистрироваться по месту жительства, сдавать море отчетности в университетах и т. п. То есть затеряться и/или нарушать закон у них особо не получится. Эта категория эмигрантов не может работать больше 20 часов в неделю, так что ничьи рабочие места не страдают. А вот маленькие городки, в которых населения 20 тысяч, а студентов  8 тысяч, часто выживают именно потому, что студентам нужны велосипеды, магазины и ночные клубы. Уберем студентов  поставим под удар инфраструктуру небольших городов.

Фото: flickr.com/photos/dfid

Подобная категория иммигрантов вряд ли может создать дополнительную нагрузку на NHS: иностранные студенты и члены их семей кроме огромных визовых сборов платят еще и сбор на NHS, который почти равен частной страховке, например, в Германии. В общем, для социальной сферы образованный иностранный студент, который платит за образование порой в несколько раз больше британцев, большой угрозы не представляет.

А что с университетами? Британские университеты настолько независимы, что получают от государства лишь небольшую (до 30%, не более) часть финансирования. Остальное они должны заработать сами. Поскольку на местных не «наживишься» (они платят 9250 фунтов в год, что зачастую ниже себестоимости обучения, да и вряд ли пойдут арендовать восьмиметровые комнаты в общежитиях Лондона за 1200 фунтов), зарабатывают университеты, помимо исследований, на иностранных студентах, которые платят в 2–3 раза больше местных, и инфраструктуре типа пабов и общежитий в кампусах. Таким образом, при сокращении числа иностранных студентов, которое и так после «Брексита» существенно уменьшилось за счет оттока европейцев, университеты должны либо найти альтернативные источники финансирования, либо пойти по пути банкротства. Цены для местных студентов поднимать нельзя. Объем заказов на исследования сильно сократился после выхода из ЕС. Какие у нас остаются варианты? Не самые привлекательные. 

Кроме меркантильных интересов, могут пострадать и международные рейтинги университетов. Доля иностранных студентов и международная популярность вуза  факторы, которые важны для академиков, и одни из индикаторов престижности университета.

 

Туризм

«Люди стали тратить на туристические поездки больше, и их ожидания тоже выросли»

Антон Красильников,
основатель бюро путешествий Go To Star

Пандемия коронавируса закончилась, но ее последствия продолжают влиять на туристический бизнес. Ряд стран, в первую очередь Китай, по-прежнему остаются закрытыми  только с 8 января 2023 года китайцы, прямо сейчас переживающие всплеск эпидемии после отмены всех ограничений, впервые за почти три года получат возможность свободно выезжать из страны. Привычный портрет клиента ключевых европейских ресторанов и отелей в 2022 году сильно изменился: меньше стало не только азиатов, но и гостей из России, что обусловлено существенно усложнившейся и подорожавшей логистикой. Любопытно, что при этом частота туристических поездок россиян, по данным АТОР, в этот период выросла на 80% по сравнению с первым полугодием предыдущего года; лидирующими направлениями здесь были Турция, ОАЭ, Египет и другие страны. Полагаю, Турция остается флагманом в этом списке и за счет своей роли туристического хаба: именно из аэропорта Стамбула было удобнее всего попадать в любую точку мира.

Фото: pexels.com

С последствиями пандемии, сокращением рабочей силы, ростом инфляции столкнулись и отели по всему миру: часть из них пробовала перейти на оптимизацию трудовых ресурсов (допустим, убирать комнаты не регулярно, а по запросу гостей), другая искала дополнительные возможности для заработка (например, создавая особые предложения для «цифровых кочевников»  людей, чей вид занятости позволяет им работать удаленно).

В премиальном сегменте туристического бизнеса  глобально  при этом сохраняется стабильность. Для аудитории с высоким достатком путешествия являются не роскошью, а необходимостью, «побегом» от цивилизации. Сафари в Африке, аутентичные туры по Южной Америке, экспедиции на Северный и Южный полюс остаются в числе приоритетных направлений. Параллельно с этим остается в тренде гастрономический туризм.

В целом, как в премиальном, так и в массовом сегменте люди стали тратить на туристические поездки больше, и их ожидания тоже выросли. Не просто отдохнуть, а получить уникальный, трансформирующий опыт  вот что становится главной мотивацией при выборе направления и формата отдыха.

 

Ресторанный бизнес

«Успех в Лондоне  все еще билет на международный рынок»

Ирина Орландини-Авруцкая, 
эксперт Euromonitor, руководитель международной консалтинговой компании Spaecial (Дубaй)

2022 год оказался одним из самых непростых для ресторанного бизнеса и сферы гостеприимства Великобритании. Я бы выделила пять основных проблем:

1. Кадровый голод. Последствия «Брексита» и коронавируса привели к колоссальному оттоку работников из королевства в страны Восточной Европы. Сейчас нехватка рук в сфере гостеприимства исчисляется сотнями тысяч. На дверях кафе и ресторанов нередко можно встретить табличку: «Сегодня мы работаем до 18:00 в связи с нехваткой персонала». 
2. Скачок коммунальных платежей. Энергетический кризис привел к росту ежемесячных платежей за электроэнергию в 2–3 раза. Иногда эти суммы сопоставимы с арендной платой ресторана и могут привести к отрицательной рентабельности. Освещение свечами и пледы  новая реальность многих британских пабов. 
3. Отток потребителей. Лондонцы все чаще стремятся покинуть столицу в поисках менее дорогих и более комфортных мест для жизни, выбирая Европу (Германию, Испанию, Португалию) за приятный климат и вкусную еду или Ближний Восток за отличные карьерные перспективы. Платежеспособный спрос в Лондоне истощается, в том числе не растет и число русскоязычных гостей. 
4. Поколенческие изменения. И гости, и сотрудники ресторанов молодеют, меняются их модели поведения. Концепции, продукты, мотивация персонала  теперь все должно соответствовать ожиданиям зумеров. Рассчитывать только на средневозрастных потребителей уже неперспективно. Создавать проект для молодежи  наука, непостижимая для большинства сегодняшних лидеров рынка. 
5. Инфляция и продовольственная инфляция, критичная для ресторанного бизнеса, побили многолетний рекорд. Продукты подорожали более чем на 16% это выше, чем в большинстве стран Европы (согласно сайту Tradingeconomics.com).

Фото: rawpixel.com

Вместе с тем можно говорить и о возможностях. Свято место пусто не бывает. Ожидается, что в начале следующего года освободится достаточно много помещений в центре города. Активные инвесторы готовятся к наступлению. Есть перспектива развития новых форматов, качественных проектов в жилых кварталах, новых современных концепций. Рынок Лондона чрезвычайно емкий, культура похода в рестораны по-прежнему сильна, и если правильно сформировать концепцию, то можно создать ажиотаж и даже выстроить очередь. Успех в Лондоне  билет на международный рынок. Во многих регионах, особенно на Ближнем Востоке, британские франшизы востребованы, а британский бизнес автоматически приобретает положительную репутацию. Присутствие в Лондоне укрепляет перспективы владельца бизнеса на глобальной арене.

 

Фестивали и концерты 

«Великобритания  идеальная страна для меломанов. Где еще можно услышать и увидеть живьем такое количество исполнителей?»

Мария Семушкина, 
музыкальный продюсер, президент
«Усадьба Jazz», основатель лондонской культурной лаборатории CultLab и проекта музыкальных лекций для русскоязычного Лондона Jazz&Club 

Уходящий год в Великобритании был ознаменован триумфальным возвращением музыкальной индустрии (как, впрочем, и театральной, и любой другой развлекательной) после фактически двухлетнего пандемического застоя. Музыканты два года писали, творили, объединялись в новые проекты. Было создано огромное количество нового материала, и в 2022-м наконец-то появилась возможность показать его публике. Количество концертов в залах и клубах измерялось десятками тысяч. Кто только не посещал Лондон! Например, для моих трех дочерей долгожданным стал концерт американского кумира всех девчонок  Билли Айлиш на арене О2. А лично для меня настоящим подарком в день рождения стал концерт друзей «Усадьба Jazz» из Норвегии  Jaga Jazzist в Islington Academy Hall.

Также стоит отметить, что в Великобританию вернулись почти все музыкальные фестивали. Чего, увы, нельзя сказать о России. Государственная поддержка в королевстве позволила сохранить крайне сложный бизнес, который живет, как правило, продажами билетов, все фестивали готовятся заранее и крайне важно содержать профессиональную команду весь год. 

Из личных впечатлений я бы отметила серию концертов больших звезд на фестивале BST Hyde Park. За три недели в выходные фестиваль посетило более 500 тысяч человек. Казалось, что в этом году там засветились все звезды мира: The Rolling Stones, Адель, Элтон Джон и многие другие. Я выбрала поход на любимых с юности, непревзойденных королей гранжа  Pearl Jam. 

Фото: twitter.com/BSTHydePark

Как любительнице современного фолка, мне также было крайне интересно посетить старейший фестиваль Cambridge Folk Festival, традиция которого началась еще в 60-е. Аудитория на фестивале в основном состояла из стареющих, но молодых душой хиппи, их детей и даже внуков. Прекрасная атмосфера, разные стили: от ирландского фолка до блюза и веселых Gypsy kings с фламенко — вкупе с едой разных культур мира создали очень приятное впечатление от однодневной поездки.

Но я не могу не отметить, конечно, и джазовые фестивали, программа которых была крайне близка к фестивалю «Усадьба Jazz», который на протяжении шестнадцати лет я организовывала в России. 

Трехдевный фестиваль на открытом воздухе Love supreme в окрестностях Брайтона собрал на идеальном газоне британских полей более 100 тысяч зрителей. Погода благоволила, программа шла на пяти сценах. Выступали невероятные Чарли Ллойд и нестареющая дива Эрика Баду. Больше всего меня впечатлила икона современного джаза Шабака Хатчингс с проектом Song of Comet. 

Осенью в Лондон вернулся городской фестиваль London Jazz. Это мощнейшее событие состояло более чем из 500 разных концертов, среди которых были детские и благотворительные. Лучшим способом сориентироваться стал выбор на сайте фестиваля сразу icons или visioners. Практически все музыканты были мне как родные, и это стало особым поводом для гордости. Невероятно приятно было не только послушать новые программы музыкантов, но и обнять знакомых после концерта, обсудить, как все страшно поменялось за последние три года.

Фото: twitter.com/LondonJazzFest

Как всегда, была очаровательна певица Мелоди Гардо, глубоко таинственен Дафер Юссеф, заставил поразмышлять Билл Лоуренс, зажег и представил абсолютно новое звучание американский барабанщик Макайя Маккрейвен, добавил красок в тусклые будни великий кубинский пианист Чучо Вальдес. А  открытием для меня стала молодая британская певица Сериз.

Для меломанов важным событием стал августовский фестиваль All Point East. Я бы даже рискнула назвать его событием года, потому что друг за другом завершали фестиваль настоящие монстры современности. Гений звучания Том Йорк с группой Smile и демиург, шаман и голос боли  Ник Кейв со своей бандой The Bad Seeds утвердили меня окончательно в том, что Великобритания  идеальная страна для меломанов. Где еще можно услышать и увидеть живьем такое количество исполнителей?

Не удалось мне попасть на Гластонбери  билеты улетели, едва поступив в продажу. Буду просить Деда Мороза непременно доставить меня туда следующим летом, чтобы соприкоснуться с настоящим британским музыкальным достоянием, которое радует и восхищает мир с 1970 года. И никакая пандемия, вопреки слухам, не смогла сломить этот поистине великий британский фестиваль.

 

Литература

«Не стремиться писать хорошо, а стремиться писать честно. Это не одно и то же»

Дарья Протопопова,
доктор наук Оксфордского университета, основательница писательского клуба London Group of Multilingual Writers

Одно из главных событий в литературе — вручение Нобелевской премии. В 2022 году ее получила французская писательница Анни Эрно (Annie Ernaux, р. 1940). Она выступает против Израиля, отстаивает права женщин на аборт, но мы оставим за рамками обзора активизм Эрно и сосредоточимся на ее писательских достижениях. Более 20 книг, личный, жесткий взгляд на темы социального неравенства, брака, сексуальности. В романе “Une femme” («Женщина», 1988) Эрно рассказала о болезни Альцгеймера и смерти своей матери, в книге “Usage de la photo” (2005)  о своей борьбе с раком груди. Роман “Passion simple” («Обыкновенная страсть», 1991) посвящен любви француженки и русского дипломата, в 2020-м по произведению был снят фильм. Первую книгу Эрно “Les Armoires vides” («Пустые шкафы»,1996) харьковское издательство «Фолio» выпустило в 1999 году с параллельным французским оригиналом  в нем Эрно описывает, подобно Эмилю Золя, раны французского общества. 

Мне понравился совет Эрно начинающим писателям: «Я считаю, когда мы пишем, очень важно много читать. Иногда молодые люди говорят: “О нет, я не читаю… Я пишу!”. Ну нет. Так нельзя. Нужно много читать. И второе, что я бы им посоветовала, это не стремиться писать хорошо, а стремиться писать честно. Это не одно и то же».

Фото: commons.wikimedia.org

Букеровскую премию 2022 года получил роман писателя из Шри-Ланки Шехана Карунатилаки «Семь лун Маали Алмейды» (“The Seven Moons of Maali Almeida”). Пулитцеровская премия 2022 года досталась Джошуа Коэну за его роман «Нетаньяху: рассказ об очень незначительном эпизоде в истории очень известной семьи» (“The Netanyahus: An Account of a Minor and Ultimately Even Negligible Episode in the History of a Very Famous Family”).

Бесспорно, в центре внимания в 2022 году находятся украинские авторы. На Международном литературном фестивале в Берлине были отмечены Евгения Белорусец, Юрий Андрухович, Оксана Забужко (перевод ее романа «Полевые исследования украинского секса» вышел в издательстве «Независимая газета» в 2001 году), Сергей Жадан, Илья Каминский. Каминский  поэт-билингв, его поэтический сборник “Deaf Republic” («Республика глухих», 2019) был признан лучшей книгой года по версии Washington Post, The Guardian и других престижных изданий. В декабре 2022-го Каминский начал сбор средств в поддержку людей, прежде всего писателей, оставшихся зимой без электричества в его родной Одессе. Я думаю, что в наступающем 2023 году произведения украинских писателей получат серьезное распространение.

Вам может быть интересно

Все актуальные новости недели одним письмом

Подписывайтесь на нашу рассылку