«Как правило, в эмиграции оказываются сильные и отчаянные „отличницы“»: интервью с психологом Юлией Морозовой

«Как правило, в эмиграции оказываются сильные и отчаянные „отличницы“»: интервью с психологом Юлией Морозовой

Семейного психолога Юлию Морозову знает большинство русскоговорящих жительниц британской столицы, по крайней мере заочно. Вместе с коллегами-психологами Юлия создала центр психологической поддержки для русскоязычных женщин и мужчин Clever Psychology, специалисты которого помогают всем обратившимся справляться с проблемами адаптации. А еще Юлия более пяти лет развивает в «Фейсбуке» группу Russian Moms in London, к которой уже присоединились более 14,5 тыс. человек. «Коммерсантъ UK» расспросил Юлию о жизни русских мам в Лондоне и выяснил, как из активного онлайн-сообщества можно создать закрытый тематический женский клуб.

— Юля, чем ваша группа отличается от других групп для женщин-иммигранток в Британии и кто в ней состоит?

— Я думаю, на сегодня Russian Moms in London — единственная группа, ставящая перед собой задачу поддержать участниц всесторонне: не только информационно, но и психологически. Мы делаем прямые эфиры с психологами и специалистами помогающих профессий, публикуем статьи с полезной информацией и обсуждаем актуальные проблемы. На самом деле в группе состоят не только мамы маленьких деток, но и женщины, у которых еще нет детей или дети которых уже выросли и не живут с ними, и те женщины, кому просто нужна поддержка. К нам приходят те, кому нужно понять, как сориентироваться в Лондоне, в Великобритании, найти нужную информацию и, конечно, посмеяться, пообщаться, почувствовать себя среди своих, обсудить отношения с мужьями, коллегами и детьми. Нас в том числе объединяют те трудности, с которыми мы сталкиваемся в эмиграции, и то, что мы активно ищем решения и поддержку, а не просто пассивно плывем по течению. В группе очень много женщин-предпринимательниц, занятых в различных сферах бизнеса: юриспруденция, финансы, недвижимость, образование, много специалистов в сфере бьюти-индустрии, а также дизайна интерьеров. Часто они делятся своим опытом, рассказывают о том, с какими сложностями пришлось столкнуться на пути к успеху.

— С какими проблемами чаще всего сталкиваются русскоязычные женщины в эмиграции, по вашим наблюдениям?

— После переезда в Великобританию у большинства иммигрантов, даже очень состоятельных, понижается социальный уровень. И дело не в том, что продукты и услуги здесь стоят гораздо дороже, чем на родине: сложность в том, что тебе нужно заново найти свое место в мире. Редко кому удается сразу себя здесь зарекомендовать на том же уровне, как было дома. Многие женщины идут работать по другой специальности, и их доход уменьшается. И это большое испытание, которое требует уверенности в себе и своих силах. Вообще переезд — это не для слабонервных. Как правило, в эмиграции оказываются сильные и отчаянные «отличницы» и «отличники», которые привыкли много работать и добиваться желаемого. Человек со способностями, знаниями, умением анализировать информацию, даже снизив на первых порах свои карьерные ожидания, может многого добиться. И этому есть множество подтверждений.

Другой громкий стон — это куда устроить детей: школы, кружки, образование, здравоохранение. Что делать с детьми? Каким образом получить наилучшие по качеству услуги? Это не так просто в Британии, часто мы привыкли к другому качеству услуг. И поэтому так важно сарафанное радио в нашем сообществе.

Дальше по популярности идут запросы, касающиеся самореализации, карьерного и личностного становления. Многие женщины приезжают в страну за мужем, часто с маленькими детьми. Какое-то время уходит на адаптацию, а потом женщине надо решать, выходить ли ей на работу. И тут выясняется, что сад и няня очень дороги и для семейного бюджета вроде выгоднее сидеть дома, чем получать зарплату и всю ее или большую часть отдавать посторонним людям, например няням. Появляется дилемма: идти работать и вкладывать свое время и силы в развитие карьеры, но при этом практически не видеть денег от своего труда либо оставаться дома, воспитывая ребенка и проводя все время с ним, но пожертвовать развитием своих профессиональных навыков. Есть, правда, еще один путь, который в пандемию стал почти повсеместным,— работа из дома. Но тогда женщина чаще всего разрывается между стиркой-уборкой-готовкой-детьми и незаконченными проектами. Она быстро истощается и уже ничего не хочет: ни работать, ни быть мамой, женой,— вообще ничего.

Здесь еще добавляется стресс, типичный для эмиграции,— языковой барьер и переживания по этому поводу: стыд, неуверенность, страх не вспомнить нужное слово. Одновременно с этим многие профессии требуют подтверждения диплома или переучивания. А на это тоже нужны силы, время, деньги и смелость. Частенько поиск работы затягивается, учеба откладывается, и женщина попадает в порочный круг самообвинений и истощенности. А с учетом того, что, по мнению многих, в зрелом возрасте сложнее искать друзей, добавляется большой страх остаться в одиночестве. И вместо радостной жизни в новой стране мы получаем депрессию и апатию.

Так к нам и приходят в группу — в поиске единомышленниц, тех, кто оказался в этой же лодке, с кем легко говорить на одном родном языке и кто является носителем той же культуры.

— Есть ли какие-то особенно кризисные периоды в жизни русскоговорящей мамы (к примеру, переезд, рождение ребенка)? И появились ли новые сложности в пандемию?

— Если женщина переезжает вместе с семьей, на первых порах в паре может происходить сближение на фоне того, что нужно справиться с трудностями. А вот дальше супруги могут отдалиться друг от друга: у мужа интересная активная работа, на которой он живет в полную силу, у него появляются новые знакомства, интересы, а жена сидит с детьми. Их интересы и ценности в этот момент могут разойтись, а взаимные упреки и непонимание — начать разрушать отношения. Или семья приезжает в Англию, а муж продолжает ездить на родину, потому что этого требует бизнес или карьера. Его подолгу не бывает дома, а жена тут как птица в золотой клетке: она во всем зависит от денег, возможностей и даже визы, таких много. Она годами ощущает, что у нее нет права голоса, что она бессильна что-то изменить, на этом фоне тоже может развиться апатия и даже зависимости, тот же алкоголизм.

В пандемию в Англии, да и не только здесь, начался бум тревожных расстройств. Люди, которые и так беспокоились по любому поводу, столкнулись с основным законом нашего существования: мир ненадежен, может случиться все что угодно. Кроме того, женщин охватил стресс, для них нагрузка выросла со всех сторон: они были вынуждены и работать из дома, и следить за детьми, занимаясь их образованием онлайн; уборка, готовка и большая часть быта тоже были на женских плечах. У многих случилось полное выгорание, которое до сих пор дает о себе знать. Мужчины же растерялись и не всегда помогали в должной степени.

После пандемии многие отправились разводиться. Партнеры наконец-то разглядели друг друга поближе и поняли, что не готовы всю жизнь прожить с тем, кто больше не близок и не интересен. Бесконечные ссоры и невозможность скрыться друг от друга измотали вконец. Именно женщины чаще выступали инициаторами разводов: лучше одной, чем вот так! Но, надо отдать должное, тех, кто быстренько съехался во время пандемии, тоже много. Страх одиночества и нежелание быть в разлуке ускорили принятие серьезного решения.

Во время локдауна многие дети впали в зависимость от гаджетов. Естественно, школьники были все время онлайн, и большая часть детей, по моим наблюдениям, не училась, а сидела в играх или смотрела видео на YouTube. Уследить за этим было практически невозможно: родители работали, а дети находились перед компьютером. Но дальше взрослые забрали гаджеты, а у детей развился синдром отмены: они стали плохо засыпать, плакать, устраивать истерики... И до сих пор родители расхлебывают последствия карантинов.

— Как возникла идея создать закрытый женский клуб Wonder Woman? Был ли какой-то триггер? Расскажите об основных принципах организации.

— Я много работаю с женщинами, как индивидуально, так и в группах. И заметила, что женское сообщество и дружеские отношения в значительной степени снижают воздействие стресса и перегрузки. Когда женщина переживает развод, болезнь ребенка, трудности в адаптации, конфликты с родителями, она частенько оказывается наедине со своей болью, ей не к кому пойти с этим. В эмиграции действительно не всегда просто завести близких подруг. А друзья, оставшиеся на родине, часто отдаляются. И в этот непростой период поддержка группы и людей, разделяющих ваши ценности, может оказаться очень кстати и подсказать выход из тупика.

Моя цель — помочь участницам клуба стать более уверенными и самостоятельными, наконец принять себя такими, какие они есть, не ругать и не винить себя за промахи. Помочь найти внутреннюю опору в себе и соизмерять свои силы и возможности, не взваливая на себя непомерную нагрузку. Закрытый чат в «Телеграме» с сопровождением психологов — очень важная часть клуба. Это возможность открыто, спокойно и в безопасности про себя говорить. Чтобы почувствовать себя принятой, понятой и услышанной. Мы будем встречаться несколько раз в месяц на платформе Zoom с включенными камерами и обсуждать наши текущие ситуации. Команда психологов, в том числе и я, будет помогать разбираться с проблемами, а участницы группы — в бережной форме давать поддержку и обратную связь.

Я называю фейсбук-группу Russian Moms in London «русскоязычный лондонский Google». Здесь можно быстро найти любые контакты, решить те или иные проблемы, но не всеми трудностями и личными переживаниями можно поделиться с такой большой аудиторией. Поэтому и возникла идея создать более закрытое пространство, куда можно будет приглашать психологов, юристов, карьерных специалистов и экономистов (из Великобритании и других стран), которые смогут в прямом эфире разбирать каждую индивидуальную проблему по полочкам и отвечать на важные вопросы уже в диалоге с каждой участницей.

И еще один момент, о котором я хотела бы упомянуть. Я планирую вынести клуб в офлайн-пространство — к примеру, хотя бы два раза в год мы будем видеться на общей встрече или отправляться в совместные поездки и походы в горы.

— Приходилось ли вам бороться с проблемой выноса информации из группы, шеймингом и буллингом? И как будут решаться вопросы конфиденциальности в новом клубе?

— Подобные проблемы действительно часто встречаются в больших сообществах. Поэтому в нашей группе введена жесткая и ясная модерация на основе свода правил. У нас такие ситуации возникают довольно редко, а если они и случаются, то, как правило, это связано с тем, что человек недавно к нам попал. Иногда участницы просто более эмоционально реагируют на какие-то высказывания, которые задели их болевые точки. Если честно, за годы существования группы большинство подписчиц Russian Moms научилось бережно относиться друг к другу — пожалуй, это и отличает нас от других аналогичных сообществ.

Конечно, закрытый клуб не может гарантировать полную конфиденциальность и защищенность, даже если мы об этом будем заявлять. Но люди, нарушающие этические нормы и разглашающие подробности чужой жизни, в этом случае рискуют своей репутацией и будут немедленно исключены. К примеру, из группы Russian Moms in London нарушительницы удаляются — как на время, так и навсегда,— и почти всегда им очень хочется вернуться обратно. Если участница погрузится в эту доброжелательную атмосферу, начнет получать то, за чем она пришла, она автоматически будет заинтересована в том, чтобы соблюдать правила комьюнити.

Беседовала Ксения Дьякова-Тиноку

Зарегистрироваться в клубе Wonder Woman можно здесь.

Подписывайтесь на нашу рассылку
Хотите получать главные новости недели в одном письме?
Подписывайтесь на нашу рассылку

Вам может быть интересно

Все актуальные новости недели одним письмом

Подписывайтесь на нашу рассылку