«Англичанину тяжело понять русскую ментальность»: интервью с дизайнером интерьеров Евгенией Лыкасовой

Партнёрский материал

«Англичанину тяжело понять русскую ментальность»: интервью с дизайнером интерьеров Евгенией Лыкасовой

Дизайнер программы «Квартирный вопрос» Евгения Лыкасова — лидер команды JL STUDIO, принимающей заказы не только в России и Беларуси, но и на территории континентальной Европы и в Великобритании. Евгения рассказала «Коммерсанту UK» о ключевых различиях между русскоязычными и иностранными клиентами, а также поделилась советами с владельцами домов и квартир, планирующими отдать свое жилище в руки специалиста по интерьеру.

— Расскажите, как и почему вы стали дизайнером интерьера и как вам с вашей командой удалось выйти на международный уровень?

— Дизайн интерьера — это моя жизнь, я хотела работать с интерьерами со школьных лет. Сначала я поступила в художественную школу, затем в колледж на отделение живописи, после — на архитектурный факультет Белорусского национального технического университета. Успешно окончив его, устроилась в проектную организацию, где до этого проходила практику. Но весь пятый курс я работала в небольшой дизайн-студии, где мне удалось поучаствовать в довольно крупном по их меркам проекте — создание интерьера для одного из автобусных вокзалов Минска. Спустя некоторое время работы архитектором в крупной организации я немного сместила свой профессиональный фокус в сторону частного домостроения и начала самостоятельную практику в дизайне интерьера. Первые интерьеры, как это часто бывает, были выполнены для моих знакомых в Минске, дальше я перешла на фриланс и у меня появились проекты в России, а затем и в Европе. С этого момента началась моя разъездная жизнь: работа ведется нон-стоп в нескольких городах в разных странах.

Поскольку проектов становилось все больше, я поняла, что без помощи мне не обойтись. Так появилась студия. Сейчас вся наша проектная команда — это профессиональные архитекторы с серьезным бэкграундом. Мышление при проектировании у архитектора более глубокое: он понимает конструктив и механику материалов, может общаться на одном языке со специалистами всех смежных с архитектурой разделов — по отоплению, электрическим сетям, металлоконструкциям. Помимо архитекторов, в команде есть менеджер проектов, который отвечает за организацию рабочего процесса и коммуникацию, и комплектатор, который много лет работает с европейскими фабриками и знает особенности каждой из них, он помогает клиентам подобрать оптимальный вариант по каждой позиции в рамках предлагаемой дизайн-концепции. Также у нас есть директор по развитию бизнеса, который продвигает нашу работу в массы и следит за последними новостями в мире архитектуры и дизайна. Каждый человек в нашей команде занимается своим делом: только так можно добиться максимального качества на каждом этапе.

С самого начала профессионального пути я активно участвовала в различных конкурсах, и сейчас мы продолжаем это делать в составе студии. Также нам интересны нестандартные проекты. Так, пару лет назад мы приняли участие в международной интерьерной выставке BATIMAT в Москве, где наш павильон c проектом спальной и гостиной под названием Moon Night встречал гостей наряду со стендами именитых дизайнеров (например, французского дизайнера Паскаля Граво). С одним из проектов, разработанных в рамках программы "Квартирный вопрос",— ванной комнатой Antic — мы отправились на британский конкурс, где наш интерьер стал лучшим в номинации Best Bathroom Design в европейском регионе. Это заставило меня задуматься: почему бы не попробовать себя в Великобритании? Я люблю профессиональные испытания и сложные задачи, выходить из зоны комфорта для меня — это всегда шаг вперед, развитие и рост. Вскоре после конкурса я подала документы на визу талантов и получила положительный ответ. Так я и оказалась в Лондоне и открыла компанию и здесь.

— Как появился дизайн интерьера в Великобритании и в чем состоят его ключевые отличия от дизайна интерьера в остальной Европе и Восточной Европе в частности?

— Профессия уходит корнями в архитектуру, ведь изначально с внутренним пространством работал именно архитектор. В эпоху Возрождения появился термин «дизайн». А в первой половине ХIX века именно в Англии стали выпускать первый журнал, посвященный дизайну интерьеров,— Journal of Design and Manufactures. Если вспомнить, что в России в 1861 году только отменили крепостное право, сразу станет понятно, насколько дизайн в Великобритании сформированная и устоявшаяся сфера.

Если говорить о самом процессе проектирования, то в его основу ложится система правил и регламентов. Англия очень бережно относится к своему историческому наследию: все работы, связанные с реновацией интерьера или архитектуры, согласовываются на каждом этапе, чтобы сохранить наследие и не разрушить архитектурный образ. В отличие от английской интерьерной традиции, на просторах СНГ подход прямо противоположный. Один из примеров — то, как у нас избавляются от красивой лепнины в старых домах. В Англии такое невозможно представить: здесь декор бережно сохраняют, восстанавливая в местах повреждения. В Британии очень важно понятие sense of place: место должно нести свою историю, мы должны чувствовать это. Все стараются сохранить старую лепнину, камин, деревянный пол. В результате такого отношения и подхода к истории здесь больше специалистов-декораторов, чем в России. Они не смещают и не переделывают электрику или выводы сантехники, а работают больше с отделочными материалами, выбирают мебель и светильники. Старинный дом с красивым историческим фасадом, в котором обновили отделку и меблировку, но сохранили историю, будет непременно расти в цене.

— Как и почему команда из России и Беларуси стала конкурентоспособной и успешной на Западе?

— Современный мир развивается очень быстро, и благодаря интернету и возможности свободно перемещаться по всему миру стало не так сложно черпать информацию из любых источников, как это было двадцать лет назад. Особенно это отражается на творческих профессиях, когда полет фантазии невозможно остановить и ты подпитываешь его мировыми тенденциями; художнику даже не нужно знать язык другой страны, чтобы понять то, что изобразил другой художник. Мы общаемся образами, фактурами, пропорциями и эмоциями. Помимо понимания общих тенденций, важна техническая осведомленность. Мы постоянно общаемся с европейскими фабриками, ездим к ним на производство, а также ежегодно участвуем в одной из самых значимых для дизайнеров выставок — iSaloni в Милане. Это позволяет нам ориентироваться в огромном количестве фабрик и брендов и узнавать о новых технологиях и разработках из первых рук, чтобы затем предлагать современные решения своим клиентам.

— Какие элементы, материалы и формы пользуются популярностью в Великобритании и как это коррелирует с выбором российских заказчиков и дизайнеров? Насколько сильны стилевые различия? Какие стили самые популярные в России и Великобритании? Есть ли что-то, что за последние годы стало считаться моветоном в дизайне?

— Стремление сохранить традиции ложится в основу стиля и наполнения интерьера в Великобритании. Английские интерьеры при всей своей роскоши выглядят спокойно, уютно и выдержанно, в них много натуральных материалов и насыщенных цветов. Если же сравнить английские интерьеры с общеевропейскими, то европейский дизайн более легкий, минималистичный и при этом элегантный и харизматичный. Английские интерьеры в большинстве случаев статные, наполненные историей. В Восточной Европе дизайн только зарождается, и многие проекты пока не имеют целостности, они насыщены деталями, которые продиктованы трендами и модой, и потому не всегда гармоничны. Но всегда и везде есть исключения. Основная тенденция по всему миру сегодня — осознанное потребление, это ключевым образом сказывается на интерьерах. Сейчас все больше предметов мебели производятся из вторично переработанных материалов. Важно понимать, какое влияние твоя жизнь оказывает на окружающую среду. И если в России и Беларуси об этом задумываются только отдельные личности, то в Европе, в частности в Англии, решения в этой сфере принимаются уже на уровне государства. Сейчас здесь одним из важных показателей на этапе согласования архитектурных проектов является экологичность возводимых зданий. Если мы говорим об интерьерах, то при строительстве производится анализ всех систем и отделочных материалов, в том числе на предмет возможности вторичной переработки и внешнего вида спустя годы эксплуатации (возможно, с годами материал будет выглядеть только лучше). В России такими категориями пока не мыслят. Но я думаю, что нежелание думать о будущем как раз скоро станет моветоном.

— Есть ли разница между требованиями к интерьеру у русских и английских клиентов? Например, для кого-то больше важна красота, презентабельность, для других — функциональность.

— Англичане более практичные, поэтому вау-эффект как требование к интерьеру здесь встречается редко. Все достаточно спокойно и традиционно. Большое внимание уделяется естественному свету. Ключевая задача — обеспечить уют и комфорт. Простой дизайн, немудреные детали  — так, интерьер может украсить антикварный стул или зеркало со своей историей и душой. Все немного небрежно, живо, поэтому требования достичь идеально ровных стыков материалов попросту нет. Русские клиенты в этом плане более щепетильны. Для них важна презентабельность и подача проекта, но и функциональность для всех важна. По моим наблюдениям, именно российских клиентов интересуют технологичные элементы интерьера, такие как скрытое хранение, спрятанное за раздвижной стеной, о которой будет знать только хозяин жилья, или трансформируемые раздвижные фасады кухонь и прочие технологические новшества, которые приходят к нам из Италии.

— В чем разница во взаимоотношениях с заказчиками из Великобритании и из России? Насколько те и другие стремятся быть лично вовлеченными в процесс дизайна?

— Такое понятие, как дизайн интерьера, и сама профессия появились в России и Беларуси совсем недавно, поэтому у нас еще недостаточно хорошо урегулированы все нормы и правила во взаимоотношениях клиента и дизайнера, не сформирована культура построения взаимодействия во время процесса работы, и, конечно, юридическая составляющая не до конца понятна и клиентам, и самим дизайнерам. Я бы сказала, что дизайнеры пока совершенно беззащитны, например достаточно сложно доказать свои права на интеллектуальную собственность. Это ключевое различие в принципах работы в Англии и странах бывшего СНГ.

В британии есть система, понятная как специалистам в этой области, так и клиентам, здесь есть своды правил и все их придерживаются, вне зависимости от положения и связей. В эту систему нужно просто вникнуть, все имеет смысл и делается не просто так. В договорных отношениях обе стороны понимают, что есть контракт и что работа ведется именно по нему. Мы отражаем в контракте все условия договора и соблюдаем все, что подписали. Если появляется необходимость в дополнительных работах, порядок их выполнения и оплаты должен определяться в соответствии с утвержденными условиями.

В постсоветском пространстве работа строится иначе: положения договора изучаются не всегда внимательно, за их соблюдением следят не все, нередки случаи отклонения от начальных условий или увеличения объемов работ. Иногда заказчики вовсе просят расторгнуть договор, так как по разным причинам не планируют придерживаться прописанных условий. Такое отношение к специалисту приводит к тому, что его работа обесценивается, а ведь без нее невозможно получить продукт такого качества, на которое клиенты рассчитывали изначально.

В отличие от стран бывшего СНГ, судебная система Англии стимулирует обе стороны договора относиться к нему ответственно. Перед судом здесь все равны. Это отражается и на самом процессе работы над проектом: клиенты активно участвуют в согласовании проекта на этапах проектирования и практически не вмешиваются в процесс строительных работ или закупки материалов и мебели на этапе реализации. Это значительно облегчает и даже ускоряет выполнение проекта.

Если говорить о том, как это происходит в России, то у нас пока еще актуально представление, будто можно (и нужно!) самому поклеить обои или выбрать цвет краски для стен. Поэтому практически всегда клиенты очень активно принимают участие в реализации, не доверяют все узкопрофильным специалистам, занимаются администрированием стройки (вместо того чтобы нанять специалиста), закупками и подбором мебели. Все это, конечно, зачастую не лучшим образом сказывается на самом интерьере. Сама культура того, как выстраивается реализация проекта, еще не сформирована, пока все в зачаточной стадии.

— Есть ли что-то, что объединяет ваших русскоязычных клиентов в Великобритании?

— После общения со многими русскоязычными британскими клиентами я могу сделать несколько выводов. Самым важным принципом в выборе дизайнера здесь является его портфолио — то, насколько оно близко клиентам. И так как не все принимают английское видение пространства, клиенты чаще выбирают специалиста с уклоном в легкий и элегантный европейский дизайн или сдержанный скандинавский минимализм. Возможно, это происходит потому, что для нас подобные интерьеры привычнее, у нас такая традиция сложилась: многие хорошие интерьеры в странах бывшего СНГ вдохновлены скорее европейскими, итальянскими или скандинавскими трендами, нежели английскими.

Второй немаловажный аспект — понимание клиента. В работе над пространством важно прочувствовать внутренний мир клиента, понять его изнутри, постараться увидеть этот мир его глазами. Русскую душу и ментальность англичанину понять тяжело. Помимо искусства, чувств, души, интерьер — это еще и уклад жизни, эргономика, привычки. Поэтому, конечно, проще объяснить все именно русскоговорящему специалисту, так как, скорее всего, он рос в такой же реальности, и она ему близка, привычки понятны.

Третья общая черта — всем клиентам важны качество выполняемой работы и возможность взаимодействовать не только с дизайнером, но и со строителями, понимать, о чем они говорят. Поэтому даже строителей чаще всего нанимают русскоговорящих. Они лучше поймут русскую педантичность, им проще объяснить, почему так важно сделать аккуратно тот или иной узел и свести линию в линию. Объяснить это британскому исполнителю будет сложнее.

— Какой совет в первую очередь вы хотите дать людям, которым сложно решиться на авторский дизайн интерьера?

— Уделить время двум аспектам: выбору специалиста и четкой формулировке ответа на вопрос «Что я хочу?», заданный самому себе. К выбору нужно подойти со всей ответственностью, просмотреть работы дизайнера, прочувствовать все, что вы видите. Если вам отзывается стиль человека, это уже первый весомый плюс. Затем можно встретиться и просто пообщаться с дизайнером. Если вы чувствуете, что вы на одной волне, это второй большой плюс. Также необходимо проделать хорошую домашнюю работу, постараться максимально четко сформулировать то, что вы хотите. Это непросто, но крайне важно! От точности и полноты информации, которую вы даете дизайнеру, зависит не только то, насколько легко пройдет процесс работы над проектом, но и то, какой будет ваша жизнь в ближайшие пять-десять лет. И, конечно, доверьтесь своему выбору. Если вы решили пройти этот путь с конкретным дизайнером, прислушивайтесь к нему, как вы прислушиваетесь к врачу (не занимайтесь самолечением, это приведет к плохим результатам).

Беседовала Маргарита Паймакова

JL STUDIO 
Дизайн интерьера, планирование пространства 
и проектирование коммерческих помещений
https://lykasova.co.uk 
Тел.: +44 7788 890345
Instagram 
Facebook
LinkedIn

Вам может быть интересно

Все актуальные новости недели одним письмом

Подписывайтесь на нашу рассылку